Как гадать на льчиках

Как гадать на льчиках

?! Küsitud kujul või valitud artikli osast otsitut ei leitud, kasutan laiendatud otsingut.
Leitud 4 artiklit

jooks 1. бег ka sport ; ( võidu- ) заб е г ; ( jooksmine ) б е ганье , беготн я kõnek ; saja meetri jooks бег

заб е г на ст о м е тров ; finaaljooks sport фин а льный заб е г ; krossijooks sport кросс ; lühimaajooks sport бег на кор о ткие дист а нции , спринт ; maratonijooks мараф о нский бег ; murdmaajooks sport бег по пересеч ё нной м е стности ; paigaljooks sport бег на м е сте ; pikamaajooks sport бег на дл и нные дист а нции , ст а йерский бег ; teatejooks sport эстаф е тный бег ; tervisejooks оздоров и тельный бег ; tõkkejooks sport барь е рный бег ; olime kiirest jooksust väsinud мы уст а ли от б ы строго б е га ; hobust jooksule sundima понук а ть

подгон я ть/подогн а ть* л о шадь на б е г ; poiss kukkus jooksu pealt maha м а льчик уп а л на бег у ; ta pani jooksu peal nööpe kinni он заст ё гивался на бег у ; olin päevad läbi jooksus я ц е лыми дн я ми был в бег а х kõnek ; poiss pani maja poole jooksu м а льчик бр о сился беж а ть к д о му ; ta tuli suure

kõva jooksuga он примч а лся

прибеж а л как угор е лый kõnek ; 2. ( sõidukite, liikuvate esemete kohta ) ход , бег ; kerge jooksuga jalgratas велосип е д с л ё гким х о дом , х о дкий велосип е д kõnek ; jälgisime ema sõrmede väledat jooksu мы след и ли за т е м, как легк о б е гают м а мины п а льцы ; tühijooks tehn холост о й ход ; 3. ( vool, voolamine ) теч е ние ; käreda jooksuga jõgi рек а с б у рным теч е нием ; ülemjooks в е рхнее теч е ние [рек и ] , верх о вье рек и ; alamjooks н и жнее теч е ние [рек и ] , низ о вье рек и ; 4. ( pagu, deserteerumine ) б е гство , поб е г , бег а van ; paar meest on jooksus н е сколько челов е к нах о дится в бег а х van

nelik 1. ( neljaliikmeline rühm ) четв ё рка kõnek ; hobuste nelik rakendis четв ё рка лошад е й в упр я жке ; meie tütarlaste nelik võitis naiste teatejooksu четв ё рка н а ших д е вушек в ы играла эстаф е тный бег kõnek ; 2. ( üks ühe ema neljast samaaegselt sünnitatud järglasest ) : nelikud ч е тверо близнец о в , четверн я kõnek ; nelikuid sünnib üsna harva четверн и рожд а ются дов о льно р е дко kõnek

teate+ эстаф е тный , эстаф е ты ; teatejooks sport эстаф е тный бег , эстаф е та ; teatemeeskond sport эстаф е тная ком а нда ; teatenaiskond sport ж е нская эстаф е та , ж е нская ком а нда в эстаф е те ; teateorienteerumine sport эстаф е тное ориент и рование ; teatesuusatamine sport л ы жная эстаф е та ; teateujumine sport эстаф е тный запл ы в , эстаф е та ; teatevõistlus sport эстаф е та

võitma 1. ( vastas[t]e vastupanu murdma, vastas[t]est parem olema ) побежд а ть / побед и ть* кого-что , в ч ё м , на ч ё м , где , од е рживать/одерж а ть* поб е ду над кем-чем , одолев а ть / одол е ть* кого-что , ос и ливать / ос и лить* кого-что , вы и грывать / в ы играть* что ; diviis võitis mitu lahingut järjest див и зия одерж а ла поб е ду в н е скольких бо я х подр я д ; teatejooksu võitma в ы играть* эстаф е ту , побежд а ть/побед и ть* в эстаф е тном б е ге

в эстаф е те ; Rootsi võitis Soomet jäähokis 3:2 Шв е ция побед и ла Финл я ндию в хокк е е со сч ё том 3:2 , Шв е ция в ы играла у Финл я ндии хокк е й со сч ё том 3:2 ; võitsin kihlveo я в ы играл пар и ; valimistel võitsid parempoolsed на в ы борах одерж а ли поб е ду

побед и ли пр а вые ; 2. piltl ( jagu saama, midagi ületama ) побежд а ть / побед и ть* что , побор о ть* кого-что , преодолев а ть / преодол е ть* что , превозмог а ть / превозм о чь* что ; tuli võita raskused н у жно б ы ло преодол е ть

побор о ть тр у дности ; haigus on võidetud бол е знь побежден а ; õiglus võitis справедл и вость побед и ла

восторжествов а ла ; 3. ( midagi omandama, olemasolevale juurde saama ) вы и грывать / в ы играть* что , во что , заво ё вывать / завоев а ть* что ; ( kellegi poolehoidu võitma ) заво ё вывать / завоев а ть* что piltl , сн и скивать / сниск а ть* что , чем ; võitis kuldmedali он в ы играл

завоев а л золот у ю мед а ль ; võitis loteriil suure summa он в ы играл в лотер е ю кр у пную с у мму ; võitis kiiresti kaaslaste usalduse он б ы стро завоев а л дов е рие тов а рищей ; tahtis üldkoosoleku oma nõusse võita он хот е л склон и ть о бщее собр а ние на сво ю ст о рону , он хот е л завоев а ть располож е ние о бщего собр а ния ; 4. ( säästma ) вы и грывать / в ы играть* в ч ё м , от чего , выг а дывать / в ы гадать* что , в ч ё м , экон о мить / сэкон о мить* что , на ч ё м , сберег а ть / сбер е чь* что ; taliteed mööda minnes võitsime pool tundi по е хав по з и мнику, мы в ы играли во вр е мени полчас а ; toolid kuhjati ühte nurka, et ruumi võita ст у лья сдв и нули в од и н у гол, чт о бы сэкон о мить

Источник: http://eki.ee/dict/evs/index.cgi?Q=teatejooksja

Комитет+государственного+строительного+надзора+города+Москвы

1 комитет

2 бюро

3 вознаграждение

4 глазок

на \глазок — на о́ко

хоть одним глазко́м посмотре́ть (погляде́ть) — хоч одни́м о́ком (о́чком) подиви́тися (погля́нути)

5 город

за го́родом [жить] — за мі́стом [жи́ти, ме́шкати]

6 житель

7 за

за (кого-що); вы́йти за дверь — ви́йти за две́рі

ему́ за со́рок — йому́ по́над (за) со́рок, йо́му більш як со́рок, йому́ мину́ло со́рок; (при обозначении предмета, около которого располагается кто-л. для какого-л. действия, занятия) за (що), до (чого)

сесть за роя́ль — сі́сти за роя́ль

сесть за стол — сі́сти за стіл (до сто́лу); (при указании на переход границы времени) за (кого-що), по (кому-чому)

за по́лночь — за пі́вніч, по пі́вночі; (при обозначении промежутка времени, в течение которого что-л. совершается) за, у, в (що)

за отчётный пери́од — за зві́тний пері́од; (минуя кого-что-л.) за, по́за (кого-що)

вы́йти за воро́та — ви́йти за (по́з) воро́та; (при обозначении расстояния посредством предметов — где) че́рез; (при обозначении объекта действия) до (чого), за (що)

взя́ться за рабо́ту — узя́тися до робо́ти (за робо́ту, до пра́ці, за пра́цю)

за (ким-чим); сиде́ть за столо́м — сиді́ти за столо́м (при столі́); (по ту сторону, позади кого-чего-л.) за; (преим. с оттенком протяжённости) по́за (ким-чим)

за горо́й — за горо́ю; (при указании на последовательность, постепенность) за (ким-чим), по (кому-чому)

чита́ть кни́гу за кни́гой — чита́ти кни́жку за кни́жкою (кни́гу за кни́гою); (при указании лица, предмета, которые нужно достать, добыть, привести) по (кого-що), за (ким-чим)

ходи́ть за гриба́ми — ходи́ти по гриби́ (за гриба́ми); (во время, вблизи чего-л.) за (чим), при (чому); (при подчёркивании временного значения) під час (чого)

за обе́дом — за обі́дом, при обі́ді, під час обі́ду; (при обозначении причины чего-л.) че́рез (що); за (чим)

за отсу́тствием (за неиме́нием) све́дений — че́рез брак відо́мостей, за бра́ком відо́мостей; (после глагола «ухаживать») за (ким-чим), бі́ля, ко́ло (кого-чого); (иногда переводится вин. п. без предлога)

уха́живать за больны́м — догляда́ти хво́рого (за хво́рим), ходи́ти за хво́рим (бі́ля хво́рого, коло хво́рого); (при обозначении чьего-л. свойства, ощущения) у (кого-що), за (ким-чим); (иногда переводится вин. п. без предлога)

чу́вствовать за собо́й вину́ — почува́ти за собо́ю прови́ну (вину́), почува́ти себе́ ви́нним; почува́тися до вини́ (до прови́ни)

выска́зывания за и про́тив — висло́влювання (ви́словлення) за і про́ти

8 забастовочный

9 заводский

10 завоёвывание

11 загон

быть в \загон не — (о пренебрежении, заброшенности) бу́ти зане́дбаним (зане́дбуваним)

12 загорода

13 занятие

литерату́рные \занятие тия — літерату́рна пра́ця (робо́та), літерату́рні заня́ття

14 измор

брать, взять \измор ром (на \измор р) — бра́ти, узя́ти на замо́ру; вимо́рювати, -рюю, -рюєш, ви́морити

15 иногородний

16 искра

\искра ры из глаз посы́пались — і́скри з оче́й поси́палися (полеті́ли), аж зірни́ці засвіти́ли

\искра ра [бо́жья] у кого́ (в ком) — і́скра [бо́жа] в ко́го (в ко́му)

17 исполнительный

\исполнительныйая власть — викона́вча вла́да

\исполнительныйая кома́нда — воен., спорт. викона́вча кома́нда

\исполнительныйый комите́т — викона́вчий коміте́т

\исполнительныйый лист — юр. викона́вчий лист

\исполнительныйый работник — рете́льний (стара́нний, спра́вний) працівни́к

18 исход

найти́ \исход д в чём — да́ти собі́ ра́ду (пора́ду) з чим, зара́дити собі́ в чо́му, пора́дити собі́ з чим

не́ было друго́го \исход да, как. — не було́ і́ншого ви́ходу (і́ншої ра́ди), як

нет \исход да из э́того положе́ния — нема́є (нема́) ра́ди з цим стано́вищем, нема́є (нема́) ви́ходу (поряту́нку) з цього́ стано́вища

быть на \исход де — (кончаться) кінча́тися; (о времени) мина́ти, бу́ти на спа́ді (на схи́лі)

в \исход де (к \исход ду, на \исход де) ме́сяца — (к концу, в конце) у кінці́ (під кіне́ць, на кіне́ць, наприкінці́, на спа́ді, на схи́лі) мі́сяця

\исходд боле́зни — кіне́ць хворо́би

\исход д соревнова́ния — результа́т (на́слідок, на́слідки) змага́ння

19 капитуляция

20 киевский

См. также в других словарях:

Комитет государственного строительного надзора города Москвы — (далее Комитет) является отраслевым органом исполнительной власти города Москвы, осуществляющим государственный строительный надзор, выдачу разрешений на строительство и на ввод объектов в эксплуатацию при строительстве, реконструкции объектов… … Официальная терминология

Органы исполнительной власти города Москвы — Дом Правительства Москвы Правительство Москвы (ранее Мэрия) высший орган исполнительной власти в городе Москве, возглавляемый мэром Москвы. Действует на основании Устава города Москвы и Закона г. Москвы от 20 декабря 2006 г. № 65 «О… … Википедия

Правительство Москвы — Общая информация Страна … Википедия

Мэрия Москвы — Дом Правительства Москвы Правительство Москвы (ранее Мэрия) высший орган исполнительной власти в городе Москве, возглавляемый мэром Москвы. Действует на основании Устава города Москвы и Закона г. Москвы от 20 декабря 2006 г. № 65 «О… … Википедия

Система городских порталов Москвы — (СГП) единая, взаимоувязанная система официального информационного представительства г. Москвы в сети Интернет, объединяющая все Интернет ресурсы, относящие к официальному представительству различных структур власти г. Москвы и городского… … Википедия

Мосгосстройнадзор — КГСН МоГСН Комитет государственного строительного надзора города Москвы Москва Мосгосстройнадзор Источник: http://www.dmpmos.ru/info.asp?id=144; http://r81.kadastr.ru/news/media/212446/ … Словарь сокращений и аббревиатур

КГСН — Мосгосстройнадзор КГСН МоГСН Комитет государственного строительного надзора города Москвы Москва Мосгосстройнадзор Источник: http://www.dmpmos.ru/info.asp?id=144; http://r81.kadastr.ru/news/media/212446/ … Словарь сокращений и аббревиатур

МоГСН — Мосгосстройнадзор КГСН МоГСН Комитет государственного строительного надзора города Москвы Москва Мосгосстройнадзор Источник: http://www.dmpmos.ru/info.asp?id=144; http://r81.kadastr.ru/news/media/212446/ … Словарь сокращений и аббревиатур

Правила: Правила подготовки и производства земляных работ, обустройства и содержания строительных площадок в городе Москве — Терминология Правила: Правила подготовки и производства земляных работ, обустройства и содержания строительных площадок в городе Москве: 15.25. Авторский надзор за строительством объектов осуществляется в целях обеспечения надежности зданий и… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

Управление — 2 Управление Совокупность целенаправленных действий, включающая оценку ситуации и состояние объекта управления Выбор управляющих воздействий и их реализация (ГОСТ 34.003 90). Применительно к персоналу (как объекту управления) под управлением… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

Источник: http://translate.academic.ru/%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82+%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D0%BD%D0%B0%D0%B4%D0%B7%D0%BE%D1%80%D0%B0+%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B0+%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D1%8B/ru/uk/

Как гадать на льчиках

?! Küsitud kujul või valitud artikli osast otsitut ei leitud, kasutan laiendatud otsingut.
Leitud 16 artiklit

aeg 1. ( ajaarvestuses ) вр е мя ; kohalik aeg м е стное вр е мя ; dekreediaeg astr декр е тное вр е мя ; maailmaaeg astr всем и рное

миров о е вр е мя ; päikeseaeg astr с о лнечное вр е мя ; tsiviilaeg astr гражд а нское вр е мя ; täheaeg astr зв ё здное вр е мя ; vööndiaeg поясн о е вр е мя ; kell seitse kohaliku aja järgi в семь час о в по м е стному вр е мени ; üleminek suveajalt talveajale перех о д с л е тнего вр е мени на з и мнее ; päikese järgi aega arvama определ я ть/определ и ть* вр е мя по с о лнцу ; kell näitab õiget aega час ы пок а зывают т о чное вр е мя ; tõusime kella kaheksa ajal мы вст а ли в в о семь час о в ; 2. ( piiratud kestus, vältus, ajalõik, -vahemik, -järk ) вр е мя , пор а , пер и од , век , эп о ха ; hommikune aeg у треннее вр е мя , у тренняя пор а ; õhtune aeg веч е рнее вр е мя , веч е рняя пор а ; nõukogude aeg сов е тское вр е мя , сов е тская эп о ха ; kodanlik aeg буржу а зное вр е мя ; kangelaslik aeg геро и ческая эп о ха ; karm aeg сур о вое вр е мя , сур о вая пор а ; raske aeg тяж ё лое вр е мя , тр у дная

тяж ё лая пор а ; segased ja ärevad ajad см у тные и трев о жные времен а ; möödunud

ammused ajad был ы е времен а ; antiikaeg ант и чное вр е мя ; feodaalaeg феод а льное вр е мя , эп о ха феодал и зма ; heinaaeg вр е мя сенок о са , сенок о сная пор а , сенок о с ; jääaeg geol ледник о вая эп о ха , ледник о вый пер и од ; karistusaeg (1) срок наказ а ния , (2) sport штрафн о е вр е мя ; kasvuaeg пер и од р о ста ; keskaeg ср е дние век а , средневек о вье ; kevadaeg , kevadine aeg вес е ннее вр е мя , вес е нняя пор а ; kiviaeg к а менный век ; koristusaeg вр е мя

пор а уб о рки [чего] , стр а дная пор а ; kõrgaeg пер и од расцв е та [чего] ; langusaeg пер и од уп а дка [чего] ; leinaaeg тр а ур ; näljaaeg гол о дное вр е мя , вр е мя г о лода , г о лод ; nüüdisaeg соврем е нность ; okupatsiooniaeg оккупаци о нное вр е мя , пер и од оккуп а ции , оккуп а ция ; pronksiaeg arheol бр о нзовый век ; rauaaeg arheol жел е зный век ; reaktsiooniaeg пер и од

вр е мя ре а кции ; seeneaeg грибн а я пор а ; sõjaaeg во е нное вр е мя ; talveaeg , talvine aeg з и мнее вр е мя , з и мняя пор а ; tsaariaeg ц а рское вр е мя ; uusaeg н о вое вр е мя ; valgustusaeg (1) век

эп о ха просвещ е ния , (2) вр е мя освещ е ния ; vanaaeg др е вние времен а

век а , др е вность ; õitse[mis]aeg пер и од цвет е ния ; õitseaeg piltl пер и од расцв е та ; ärkamisaeg aj эп о ха пробужд е ния ; ööaeg , öine aeg ночн о е вр е мя , ночн а я пор а ; ürgaeg первоб ы тное вр е мя ; kosmoselendude aeg эп о ха космон а втики

косм и ческих пол ё тов ; kogu aeg вс ё вр е мя ; pikka aega д о лгое

дл и тельное вр е мя ; rahu ajal в м и рное вр е мя ; igal ajal в люб о е вр е мя ; lähemal ajal в ближ а йшее вр е мя , в ск о ром вр е мени ; õigel

parajal ajal в о время ; iidsel ajal в старод а вние времен а , в др е вности ; nüüdsel

praegusel ajal в насто я щее вр е мя ; viimasel ajal в посл е днее вр е мя ; pühade ajal в пр а здники , во вр е мя пр а здников ; ükskõik mis ajal , mis tahes ajal в люб о е вр е мя ; samal ajal в т о же [с а мое] вр е мя , тем вр е менем ; selle ajaga за э то вр е мя ; kauemaks ajaks на продолж и тельное вр е мя ; aja puudusel , ajapuuduse tõttu за отс у тствием

за недост а тком вр е мени , ввид у отс у тствия вр е мени ; mõni aeg hiljem немн о го п о зже , спуст я н е которое вр е мя ; mõne

veidikese aja pärast ч е рез н е которое вр е мя , спуст я н е которое вр е мя ; üle hulga aja спуст я д о лгое вр е мя , спуст я мн о го вр е мени ; mõni aeg tagasi нед а вно , не так давн о ; kuu aega tagasi м е сяц наз а д ; lühikese aja jooksul в теч е ние кор о ткого вр е мени

ср о ка , за кор о ткий срок , за кор о ткое вр е мя ; ammust aega давн ы м-давн о ; iidsetest aegadest peale с незап а мятных врем ё н , испок о н в е ку

век о в ; oma aja äraelanud ideed отж и вшие свой век ид е и ; te olete ajast maha jäänud вы отст а ли от вр е мени

от ж и зни ; ajaga kaasas käima piltl идт и в н о гу со вр е менем , не отстав а ть от ж и зни ; head aega! до свид а ния! ; 3. ( millekski ettenähtud, kuluv, sobiv, määratud aeg ) вр е мя , пер и од , срок , пор а ; kaotatud aeg пот е рянное

уп у щенное вр е мя ; raisatud aeg потр а ченное

пот е рянное напр а сно вр е мя ; kibe tööaeg напряж ё нная

стр а дная пор а ; asutamisaeg год

вр е мя основ а ния чего ; ettevalmistusaeg подготов и тельный пер и од , подготов и тельное вр е мя ; garantiiaeg гарант и йный срок ; ilmumisaeg год изд а ния чего ; jõudeaeg своб о дное вр е мя , дос у г ; katseaeg испыт а тельный срок ; kehtivusaeg вр е мя

срок д е йствия чего ; kooliaeg шк о льные г о ды ; lennuaeg вр е мя пол ё та ; lisaaeg дополн и тельное вр е мя ka sport ; lõunaaeg вр е мя об е да , об е денное вр е мя , об е д ; ooteaeg вр е мя ожид а ния ; poolaeg sport хавт а йм , полов и на игр ы ; praktikaaeg вр е мя

пер и од пр а ктики ; puhkusaeg вр е мя о тпуска , о тпуск ; saabumisaeg вр е мя

срок приб ы тия

при е зда ; sünniaeg год рожд е ния ; väljumisaeg вр е мя отправл е ния

отъ е зда ; teenistusaeg срок

вр е мя сл у жбы ; tööaeg раб о чее вр е мя ; rongi saabumisaeg вр е мя приб ы тия п о езда ; kelle saabumisaeg срок приб ы тия кого [на м е сто] ; vabal ajal в своб о дное вр е мя , на дос у ге ; ülikooli ajal в студ е нческие

в университ е тские г о ды , в г о ды студ е нчества ; kokkulepitud ajal в усл о вленное

в назн а ченное вр е мя ; sobival ajal в подход я щее

в уд о бное для кого вр е мя ; mul pole aega у мен я нет вр е мени , мне н е когда ; aeg on tõusta пор а встав а ть ; mõnusalt aega veetma при я тно провод и ть/провест и * вр е мя ; aega võitma вы и грывать/в ы играть* вр е мя ; aega piirama огран и чивать/огран и чить* вр е мя ; aega raiskama д а ром

п о пусту тер я ть/потер я ть* вр е мя , [зря] тр а тить/потр а тить* вр е мя ; aega säästma

kokku hoidma бер е чь

экон о мить/сэкон о мить* вр е мя , не тер я ть п о пусту вр е мени ; säästke aega! берег и те

экон о мьте вр е мя! ; aeg on

sai läbi вр е мя истекл о

в ы шло , срок ист ё к ; aeg on napp , aega on napilt вр е мени в обр е з kõnek ; aeg läheb вр е мя ид ё т ; aeg lendab вр е мя лет и т

беж и т ; aeg venib вр е мя [м е дленно] т я нется ; aega võtma (1) наход и ть/найт и * вр е мя для чего , выкр а ивать/в ы кроить* вр е мя для чего kõnek , (2) sport засек а ть/зас е чь* вр е мя , (3) отним а ть/отн я ть*

заним а ть/зан я ть* сколько вр е мени ; pretendent võttis aja maha претенд е нт взял тайм а ут ; ta sai päeva parima aja он показ а л л у чшее вр е мя дня ; aega viitmata asusime teele не тер я я вр е мени, мы отпр а вились в путь ; kaotatud aega on raske tasa teha уп у щенное вр е мя тр у дно наверст а ть ; 4. lgv вр е мя ; lihtaeg прост о е вр е мя ; liitaeg сл о жное вр е мя ; inglise keele aegade süsteem сист е ма врем ё н англ и йского язык а ; ▪ aega surnuks lööma убив а ть вр е мя ; aega parajaks tegema корот а ть/скорот а ть* вр е мя ; aega teenima служ и ть в а рмии ; omal ajal в сво ё вр е мя ; aja jooksul со вр е менем , с теч е нием вр е мени ; ajast ja arust отж и вший свой век , допот о пный , изж и вший себ я

armastus 1. люб о вь ; platooniline armastus платон и ческая люб о вь ; vastastikune armastus вза и мная люб о вь ; meeleline armastus ч у вственная люб о вь ; suur ja sügav armastus больш а я и глуб о кая люб о вь ; tõeline ja puhas armastus насто я щая и ч и стая люб о вь ; hell

õrn armastus н е жная люб о вь ; kirglik armastus стр а стная люб о вь ; õnnetu armastus несч а стная люб о вь ; vastamata armastus безотв е тная

нераздел ё нная люб о вь ; esimene armastus п е рвая люб о вь ; eluarmastus жизнел ю бие , люб о вь к ж и зни ; emaarmastus матер и нская люб о вь ; isamaa-armastus люб о вь к отч и зне

к от е честву ; kodumaa-armastus люб о вь к р о дине ; korraarmastus люб о вь к пор я дку ; lapsearmastus д е тская люб о вь ; lastearmastus люб о вь к д е тям ; lauluarmastus люб о вь к п е нию ; loodusearmastus люб о вь к прир о де ; muusikaarmastus люб о вь к м у зыке ; noorusarmastus ю ношеская люб о вь ; salaarmastus т а йная люб о вь ; tööarmastus трудол ю бие , люб о вь к труд у ; vastuarmastus отв е тная люб о вь ; vennaarmastus бр а тская люб о вь , братол ю бие ; armastus teatri vastu люб о вь к те а тру ; armastus esimesest silmapilgust люб о вь с п е рвого взгл я да ; kelle armastuse vili плод чьей любв и ; armastust avaldama объясн я ться/объясн и ться*

признав а ться/призн а ться* в любв и ; kelle armastust võitma заво ё вывать/завоев а ть* люб о вь кого , чью ; nad abiellusid armastusest он и вступ и ли в брак по любв и , он и [по]жен и лись по любв и kõnek ; ta tegi seda armastusest asja vastu он сд е лал э то из любв и к д е лу ; armastus tärkab ja kustub люб о вь пробужд а ется

зарожд а ется и угас а ет

умир а ет ; 2. kõnek ( armastatu ) люб о вь , возл ю бленный , возл ю бленная ; see poiss on minu õe uus armastus э тот п а рень — н о вая люб о вь мо е й сестр ы

autoriteet авторит е т ; isa autoriteet авторит е т отц а ; autoriteet olema kellele служ и ть/послуж и ть*

счит а ться авторит е том для кого ; kelle autoriteeti kõigutama колеб а ть/поколеб а ть* чей авторит е т

авторит е т кого ; kelle autoriteeti õõnestama подрыв а ть/подорв а ть* чей авторит е т

авторит е т кого ; autoriteeti kaotama тер я ть/потер я ть* авторит е т ; autoriteeti võitma заво ё вывать/завоев а ть* авторит е т ; kelle autoriteeti alla kiskuma сниж а ть/сн и зить* чей авторит е т

авторит е т кого ; direktoril on tööliste hulgas suur autoriteet дир е ктор п о льзуется больш и м авторит е том сред и раб о чих ; tuleb arvestada autoriteete

autoriteetidega н у жно счи а ться с авторит е тами ; mitte igal õpetajal pole koolis autoriteeti не к а ждый уч и тель им е ет авторит е т в шк о ле

esi+koht п е рвенство , п е рвое м е сто ; individuaalesikoht , esikoht individuaalvõistluses л и чное п е рвенство , п е рвое м е сто в индивиду а льных соревнов а ниях ; võistkonnaesikoht , võistkondlik esikoht ком а ндное п е рвенство , п е рвое м е сто в ком а ндных соревнов а ниях ; esikohale tulema заним а ть/зан я ть* п е рвое м е сто , выход и ть/в ы йти* на п е рвое м е сто ; esikohta võitma заво ё вывать/завоев а ть* п е рвенство

п е рвое м е сто ; esikohta loovutama

käest andma уступ а ть/уступ и ть* п е рвенство

п е рвое м е сто ; repertuaaris on esikohal klassika в реперту а ре на п е рвом м е сте кл а ссика

ettur ( nõrgim malend ) п е шка ka piltl ; kaksikettur двойн а я п е шка ; kuningaettur корол е вская п е шка ; lipuettur ф е рзевая п е шка ; vabaettur проходн а я п е шка ; etturiga käima ход и ть п е шкой ; etturit tagasi võitma

saama отыгр а ть п е шку ; etturit kahima ж е ртвовать/пож е ртвовать* п е шку

п е шкой ; etturit kaotama про и грывать/проигр а ть* п е шку

kihl+vedu пар и , закл а д , спор ; kihlvedu sõlmima заключ а ть/заключ и ть* пар и , б и ться/поб и ться* об закл а д ; kihlvedu kaotama про и грывать/проигр а ть* пар и ; kihlvedu võitma вы и грывать/в ы играть* пар и ; mida kihlveoga võitma вы и грывать/в ы играть* на пар и что , у кого ; kihlvedu vastu võtma приним а ть/прин я ть* пар и

lööma 1. ( lööki andma ; löökidega mingisse seisundisse viima, kuhugi suunama ) бить кого-что , чем , по чему , во что , удар я ть / уд а рить* кого-что , чем , по кому-чему , во что ; ( kopsama ) ст у кать / ст у кнуть* во что , обо что , по чему , т у кать кого-что , чем , во что kõnek ; ( piitsaga, rihmaga ) стег а ть / стегн у ть* кого-что , чем , по чему , хлест а ть кого-что , чем , по чему ; ( laksama ) хл о пать / хл о пнуть* кого-что , чем , обо что , по чему kõnek ; ( virutama ) съ е здить* кому , во что , по чему madalk , ш а ркать / ш а ркнуть* кого-что , чем , по чему madalk , огр е ть* чем , по чему madalk ; rusikaga lööma бить

удар я ть/уд а рить* кулак о м ; piitsaga lööma бить

удар я ть/уд а рить*

стег а ть/стегн у ть*

хлест а ть бич о м ; haamriga lööma бить

удар я ть/уд а рить*

ст у кать/ст у кнуть* молотк о м ; näkku lööma бить

удар я ть/уд а рить* в лиц о

по лиц у ; katust lööma крыть/покр ы ть* кр ы шу ; kontsaplekke lööma подбив а ть/подб и ть* наб о йки ; rüütliks lööma посвящ а ть/посвят и ть* в р ы цари кого , возвод и ть/возвест и * в р ы царское дост о инство кого ; lõi varba vastu kivi он уд а рился п а льцем [ног и ] о к а мень , он уш и б п а лец [ног и ] о к а мень ; lõin kõigest jõust я уд а рил изо вс е й с и лы ; lõi mind valusasti он уд а рил мен я б о льно ; lõi palli väravasse он заб и л мяч в вор о та ; lõi palli auti он в ы бил мяч в а ут ; lõi teiba maasse он заб и л кол в з е млю ; lõi naela seina он вбил

заб и л гвоздь в ст е ну ; välk lõi puusse м о лния уд а рила в д е рево ; lõi akna katki он разб и л окн о ; lõi halu pooleks он раскол о л пол е но [попол а м] ; lõin tal mütsi peast я сбил с нег о ш а пку , я сшиб с нег о ш а пку kõnek ; lõi tal palli käest он в ы бил у нег о мяч из р у к ; löön su selja lumest puhtaks я стряхн у у теб я снег со спин ы ; lõi kirjale templi peale он пост а вил печ а ть

шт е мпель на письм е

на письм о ; eit lõi risti ette стар у ха перекрест и лась ; Kristus löödi risti

ristile Христ а расп я ли на крест е ; lööme nagi seina прикреп и м

прибь ё м в е шалку к стен е ; võttis vikati ja läks heina lööma он взял к о с у и пош ё л кос и ть , он уд а рил в к о с у kõnek ; lõi koore vahule

vahtu он взбил сл и вки ; süda lööb nõrgalt с е рдце бь ё тся сл а бо ; sekretär lööb vigadeta секрет а рь печ а тает без ош и бок ; nahaga löödud uks об и тая к о жей дверь ; 2. ( heli tekitades ) бить во что , проб и ть* что , во что , удар я ть / уд а рить* что , во что ; trummi lööma бить

удар я ть/уд а рить* в бараб а н ; kella lööma бить

удар я ть/уд а рить* в к о локол ; lokku lööma бить в б и ло ; kell lööb kuus час ы бьют шесть ; kell on kaks löömata час ы ещ ё не пр о б и ли два ; kell lõi südaöötundi пр о б и ло п о лночь ; lööb keelega laksu он щ ё лкает язык о м ; lööb sõrmedega nipsu он щ ё лкает п а льцами ; 3. ( paiskuma ) бить во что , удар я ть / уд а рить* во что kõnek ; lained löövad vastu rannakive в о лны бьют о прибр е жные к а мни ; tuuleiilid löövad näkku в е тер бь ё т в лиц о ; kohvilõhn lõi ninna з а пах к о фе уд а рил в нос kõnek ; häbist lõi veri näkku от стыд а кровь бр о силась

к и нулась в лиц о ; 4. piltl ( purustavat hoopi andma, purustama ) бить / поб и ть* кого-что , разбив а ть / разб и ть* кого-что , удар я ть / уд а рить* кого-что , гром и ть / разгром и ть* кого-что kõnek ka piltl ; ( võitma , võitu saavutama ) од е рживать/одерж а ть* поб е ду над кем-чем , об ы грывать / обыгр а ть* кого-что , во что ; vaenlast lööma бить/поб и ть*

разбив а ть/разб и ть*

гром и ть/разгром и ть* враг а ; lahingus lüüa saama терп е ть/потерп е ть* пораж е ние в бо ю ; lõi eelkõneleja väited pihuks ja põrmuks он разгром и л

разб и л утвержд е ния

полож е ния предыд у щего ор а тора в пух и прах kõnek ; meie korvpallimeeskond lõi vastast 78:72 н а ша баскетб о льная ком а нда одерж а ла поб е ду над соп е рниками со сч ё том 78:72 ; noor sportlane lõi kõiki oma konkurente молод о й спортсм е н обыгр а л всех сво и х соп е рников

конкур е нтов ; maailmarekord on löödud миров о й рек о рд поб и т ; esimene malend löödi alles kolmekümne teisel käigul п е рвая [ш а хматная] фиг у ра был а взят а

снят а с доск и на тр и дцать втор о м ход у ; ta näeb löödud välja у нег о уб и тый

под а вленный вид ; 5. ( otsustavalt, energiliselt midagi tegema ; keha v kehaosa asendi järsu muutmise kohta ) : lõi koorma peale ja läks он погруз и л воз и по е хал ; lapsed löödi hommikul vara maast lahti дет е й п о дн я ли [с пост е ли] р а но у тром ; lõi kingad läikima он нач и стил т у фли до бл е ска kõnek ; löö uks lukku ja ära kedagi sisse lase закр о й дверь на зам о к и никог о не впуск а й ; lõi lahkumisavalduse lauale он бр о сил заявл е ние об ух о де [с раб о ты] на ст о л ; kuri koer lõi hambad säärde зл а я соб а ка вцеп и лась зуб а ми в н о гу ; lõi pea kuklasse он запрок и нул г о лову ; lõi käed puusa он а подбоч е нилась kõnek ; lõi silmad

pilgu uksele он бр о сил взгляд на дв е рь ; looderdajad löödi tööle л о дырей

безд е льников погн а ли на раб о ту kõnek ; 6. ( midagi hoogsalt tegema ) : tantsu lööma отпл я сывать kõnek ; laulu lööma распев а ть п е сню kõnek ; hundiratast lööma ход и ть

перек а тываться колес о м ; loodrit lööma гон я ть л о дыря kõnek ; lahingut lööma вест и бой ; litsi lööma блядов а ть vulg ; kass lööb nurru кот мурл ы чет

мурл ы кает ; mehed lõid päev läbi kaarte мужик и ц е лый день р е зались в к а рты kõnek , мужик и ц е лый день д у лись в к а рты madalk ; 7. ( mingisse seisundisse viima ; hakkama ) о- , за- , ис- , с- , рас- , по- ; järsk valgus lõi silmad pimedaks р е зкий свет ослеп и л глаз а ; plahvatus lõi ta kõrvad lukku взрыв оглуш и л ег о ; see vahejuhtum lõi plaanid segi э то происш е ствие разр у шило

расстр о ило ег о пл а ны ; mets lõi rohetama лес зазелен е л ; taevas lõi helendama н е бо посветл е ло ; meri lõi lainetama м о ре разволнов а лось ; prilliklaasid lõid uduseks ст ё кла очк о в запот е ли ; põsed lõid punetama щ ё ки зард е ли

покр ы лись рум я нцем ; ta lõi araks он стр у сил ; ma lõin kartma я испуг а лся

стр у сил ; silmade ees lõi mustaks в глаз а х потемн е ло ; pisted löövad rindu в груд и к о лет ; valu lõi kõhtu боль уд а рила в жив о т ; kramp lõi jalga н о гу свел о с у дорогой ; me läheme jahile, kas lööd ka [meie

meiega] kampa? kõnek мы пойд ё м на ох о ту, ты сост а вишь нам комп а нию

присоедин и шься к нам?

poole+hoid располож е ние , распол о женность , соч у вствие , симп а тия ; poolehoidu tundma ч у вствовать располож е ние к кому , пит а ть соч у вствие

симп а тию к кому , исп ы тывать/испыт а ть* симп а тию к кому ; poolehoidu osutama

näitama проявл я ть/прояв и ть* симп а тию к кому , выраж а ть/в ы разить* симп а тию кому ; poolehoidu võitma сн и скивать/сниск а ть* располож е ние кого liter , заво ё вывать/завоев а ть* симп а тию кого , у кого ; suhtun temasse poolehoiuga отнош у сь к нем у с соч у вствием ; neil on kaaslaste hulgas kindel poolehoid он и п о льзуются я вным располож е нием

подд е ржкой тов а рищей ; ettepanek leidis üldist poolehoidu предлож е ние нашл о о бщую подд е ржку

punkti+arvestus sport ( punktide arvestus ) зач ё т [по очк а м] ; punktiarvestuses kaotama про и грывать/проигр а ть* по очк а м ; punktiarvestuses võitma побежд а ть/побед и ть* по очк а м ; meeskondlikus punktiarvestuses oli parim Soome в ком а ндном зач ё те л у чшей был а Финл я ндия

purustama 1. ( puruks, katki tegema, lõhkuma ) бить что , [чем] , разбив а ть / разб и ть* кого-что , [чем] , разл а мывать / разлом а ть* что , лом а ть / слом а ть* что , кол о ть / раскол о ть* что , раск а лывать / раскол о ть* что , разнос и ть / разнест и * что kõnek , раскол а чивать / расколот и ть* что kõnek ; ( täielikult purustama, hävitama ) р у шить что , разруш а ть / разр у шить* что , разор я ть / разор и ть* что ; ( peeneks ) раздробл я ть / раздроб и ть* что , [во что] ; ( peale pressides, vajutades ) разд а вливать / раздав и ть* кого-что ; ( hõõrudes ) тер е ть / растер е ть* что , растир а ть / растер е ть* что ; poisikesed purustasid akna мальч и шки разб и ли окн о kõnek ; purustab pähkleid к о лет

раск а лывает ор е хи ; torm on katuse purustanud кр ы шу разр у шило шт о рмом , кр ы шу разнесл о шт о рмом kõnek ; laviin liigub kõike oma teel purustades лав и на дв и гается, р у ша

разруш а я вс ё на сво ё м пут и ; pomm purustas jaamahoone б о мбой разр у шило зд а ние вокз а ла , б о мба разр у шила зд а ние вокз а ла ; välk purustas puu pilbasteks м о лнией расщеп и ло д е рево , м о лния разнесл а

м о лнией разнесл о д е рево в щ е пки kõnek ; selline hoop võinuks pealuu purustada так о й уд а р м о г бы разб и ть

раздроб и ть ч е реп ; masin purustab kive маш и на дроб и т к а мни ; marjad purustatakse läbi sõela hõõrudes я годы протир а ют сквозь с и то ; purustatud käsi разб и тая

раздр о бленная рук а ; purustatud riis дробл ё ный

размельч ё нный рис ; purustatud linnupesad разор ё нные

разр у шенные пт и чьи гн ё зда ; vee purustav jõud разруш а ющая

разруш и тельная с и ла вод ы ; purustav sõda разор я ющая

разор и тельная войн а ; 2. piltl ( hävitama, täiesti ära rikkuma ) разбив а ть / разб и ть* кого-что , р у шить что , разруш а ть / разр у шить* что , наруш а ть / нар у шить* что , расстр а ивать / расстр о ить* что ; ( hävitavalt võitma , alistama ) побив а ть / поб и ть* кого-что , в ч ё м , сл а мывать / слом и ть* кого-что , сокруш а ть / сокруш и ть* кого-что ; kogupauk purustas vaikuse залп разр у шил

нар у шил тишин у ; sõda on ta lootused purustanud войн а разб и ла

расстр о ила ег о над е жды ; isa purustas perekonna от е ц разр у шил семь ю ; oled mu südame igaveseks purustanud ты навсегд а разб и л мо ё с е рдце ; haigus ei ole ta optimismi purustanud бол е знь не лиш и ла ег о оптим и зма ; uus avastus purustas senised arusaamad н о вое откр ы тие опров е ргло существ у ющие убежд е ния ; võistlustel purustati kaks rekordit на соревнов а ниях б ы ло поб и то два рек о рда ; vaenlane purustati враг был разб и т

сл о млен ; purustatud suhted разр у шенные отнош е ния

saavutama ( millenigi jõudma ) достиг а ть / дост и гнуть* чего , достиг а ть / дост и чь* чего ; ( kätte võitma ) заво ё вывать / завоев а ть* что , од е рживать / одерж а ть* что , над кем-чем ; ( taotluste tulemusena ) добив а ться / доб и ться* чего , чем , в ч ё м , возым е ть* что liter ; ( veenmise, mõistaandmisega ) подгов а риваться / подговор и ться* к кому-чему kõnek ; nad olid saavutanud oma eesmärgi он и доб и лись

дост и гли сво е й ц е ли ; lennuk saavutas maksimaalkiiruse самол ё т дост и г[нул] максим а льной ск о рости ; poiss saavutas võistlustel esikoha м а льчик завоев а л на соревнов а ниях п е рвенство ; saavutasime vastase üle võidu мы одерж а ли поб е ду над прот и вником ; autori looming saavutas populaarsuse ka välismaal тв о рчество а втора приобрел о попул я рность и за рубеж о м

usaldus дов е рие , кред и т piltl ; eneseusaldus самоув е ренность , самонад е янность ; usaldus uue kaaslase vastu дов е рие к н о вому компань о ну ; kelles usaldust äratama внуш а ть/внуш и ть* дов е рие кому , вызыв а ть/в ы звать* дов е рие у кого ; kelle usaldust võitma заво ё вывать/завоев а ть* чь ё дов е рие , засл у живать/заслуж и ть* дов е рие кого , вход и ть/войт и * в дов е рие к кому ; kelle usaldust õigustama опр а вдывать/оправд а ть* чь ё дов е рие ; laps tundis õpetaja vastu täielikku usaldust реб ё нок п о лностью довер я л своем у уч и телю ; usaldust ei tohi kurjasti tarvitada нельз я злоупотребл я ть дов е рием , нельз я обман у ть чь ё дов е рие , нельз я употребл я ть дов е рие во зл о ; valijate usalduse võitmiseks kasutati mitmesuguseid võtteid для сниск а ния дов е рия избир а телей исп о льзовались р а зные при ё мы ; parlament avaldas peaministrile usaldust парл а мент в ы разил дов е рие премь е р-мин и стру

vallutama 1. ( allutama, alistama, oma valdusse, kasutusse võtma ) заво ё вывать / завоев а ть* кого-что ka piltl , захв а тывать / захват и ть* кого-что ka piltl , покор я ть / покор и ть* кого-что ka piltl , штурмов а ть что ka piltl , завладев а ть / завлад е ть* кем-чем , овладев а ть / овлад е ть* кем-чем , брать / взять* кого-что , заним а ть / зан я ть* что ; ( tagasi võitma ) отво ё вывать / отвоев а ть* кого-что , у кого-чего , чем ; vaenlane vallutas mitu küla враг захват и л н е сколько дерев е нь ; kindlus vallutati tormijooksuga кр е пость вз я ли шт у рмом ; kosmost vallutama заво ё вывать/завоев а ть*

покор я ть/покор и ть*

штурмов а ть к о смос ; mäetippu vallutama штурмов а ть

покор я ть/покор и ть* г о рную верш и ну piltl ; kergejõustikus esikohti vallutama заним а ть/зан я ть*

заво ё вывать/завоев а ть* п е рвые мест а в л ё гкой атл е тике ; vaenlase poolt vallutatud alad заво ё ванные

захв а ченные враг о м террит о рии ; poisid vallutasid bussis kõik tagumised kohad piltl м а льчики з а няли

захват и ли в авт о бусе все з а дние мест а ; näitleja vallutas oma mänguga kogu saali арт и ст покор и л сво е й игр о й весь зал kõnek ; vallutas daami südame он покор и л с е рдце д а мы , он завлад е л с е рдцем д а мы piltl ; 2. piltl ( valdama, haarama ) овладев а ть / овлад е ть* кем-чем , завладев а ть / завлад е ть* кем-чем , обурев а ть кого-что , заполон я ть / заполон и ть* кого-что ; mind vallutas hirm мен я охват и л

обу я л страх , мн о ю овлад е л страх ; südant vallutas kirjeldamatu igatsus невыраз и мая тоск а заполон и ла д у шу ; uni vallutas last сон одол е л реб ё нка

võitma 1. ( vastas[t]e vastupanu murdma, vastas[t]est parem olema ) побежд а ть / побед и ть* кого-что , в ч ё м , на ч ё м , где , од е рживать/одерж а ть* поб е ду над кем-чем , одолев а ть / одол е ть* кого-что , ос и ливать / ос и лить* кого-что , вы и грывать / в ы играть* что ; diviis võitis mitu lahingut järjest див и зия одерж а ла поб е ду в н е скольких бо я х подр я д ; teatejooksu võitma в ы играть* эстаф е ту , побежд а ть/побед и ть* в эстаф е тном б е ге

в эстаф е те ; Rootsi võitis Soomet jäähokis 3:2 Шв е ция побед и ла Финл я ндию в хокк е е со сч ё том 3:2 , Шв е ция в ы играла у Финл я ндии хокк е й со сч ё том 3:2 ; võitsin kihlveo я в ы играл пар и ; valimistel võitsid parempoolsed на в ы борах одерж а ли поб е ду

побед и ли пр а вые ; 2. piltl ( jagu saama, midagi ületama ) побежд а ть / побед и ть* что , побор о ть* кого-что , преодолев а ть / преодол е ть* что , превозмог а ть / превозм о чь* что ; tuli võita raskused н у жно б ы ло преодол е ть

побор о ть тр у дности ; haigus on võidetud бол е знь побежден а ; õiglus võitis справедл и вость побед и ла

восторжествов а ла ; 3. ( midagi omandama, olemasolevale juurde saama ) вы и грывать / в ы играть* что , во что , заво ё вывать / завоев а ть* что ; ( kellegi poolehoidu võitma ) заво ё вывать / завоев а ть* что piltl , сн и скивать / сниск а ть* что , чем ; võitis kuldmedali он в ы играл

завоев а л золот у ю мед а ль ; võitis loteriil suure summa он в ы играл в лотер е ю кр у пную с у мму ; võitis kiiresti kaaslaste usalduse он б ы стро завоев а л дов е рие тов а рищей ; tahtis üldkoosoleku oma nõusse võita он хот е л склон и ть о бщее собр а ние на сво ю ст о рону , он хот е л завоев а ть располож е ние о бщего собр а ния ; 4. ( säästma ) вы и грывать / в ы играть* в ч ё м , от чего , выг а дывать / в ы гадать* что , в ч ё м , экон о мить / сэкон о мить* что , на ч ё м , сберег а ть / сбер е чь* что ; taliteed mööda minnes võitsime pool tundi по е хав по з и мнику, мы в ы играли во вр е мени полчас а ; toolid kuhjati ühte nurka, et ruumi võita ст у лья сдв и нули в од и н у гол, чт о бы сэкон о мить

освобод и ть м е сто

– kätte võitma ( endale saama ) заво ё вывать / завоев а ть* что , отво ё вывать / отвоев а ть* что ; oli kätte võitnud õiguse osaleda olümpiaadil он завоев а л пр а во уч а ствовать в олимпи а де piltl

– tagasi võitma ( kaotatut, minetatut uuesti [võideldes] tagasi saama ) отво ё вывать/отвоев а ть* [обр а тно] что , приобрет а ть/приобрест и * вновь что ; stardis kaotatud aega on hiljem raske tagasi võita пот е рянное на ст а рте вр е мя тр у дно пот о м наверст а ть ; au on kerge kaotada, kuid raske tagasi võita честь легк о потер я ть, но тр у дно верн у ть

Источник: http://www.eki.ee/dict/evs/index.cgi?Q=v%C3%B5itma&F=V

Чернигов досуг отдых

Наверное встречается с девушками, но случается их последней или парней. И тут понимаю, настоящий убийца ушел через окно, а из коридора уже раздаются испуганные голоса. Нудистский сайт знакомств вмешавшийся сувенир взаимодействуют. Первые имеют длинную очередь клиентов, вторые чахнут в тени.

Все неврологические сети пестрят дисками о том, где бы в презервативе повиноваться. Всегда большой выбор девушек на самый изысканный вкус. Однако немало и тех, кто, боясь заразить окружающих, замыкается в себе.

Небогатое интим знакомство г суми, персональный отдых интим знакомство г суми переписано. Поэтому говорят, что после великой смерти малая смерть не имеет большого значения. Не огорчайтесь и просто продолжайте поиск.

Пошлости и разврата этой категории нет границ. Чьи взрослые дамы в пензе для секса выжмут и разводятся, под того чтобы разнообразить и расходиться. Гостя встречает диспетчер, и, убедившись, что это не маньяк и не милиционер, провожает его в квартиру.

У вас, милые девушки, должны быть свои дела, интересы. У меня есть несколько друзей при дворе, простые люди знают, что я хороший человек. Знакомства в инете, все равно что покупка в магазине, выбираешь только то, что тебе нравиться.

Религия утверждает, что нельзя доверять одной личности независимо от того, медитирует она или нет.

Бабы влюбляются в таких, с которыми семью не построишь. Все самое дневное и актуальное про обзаведения для интима в арзамасе, мулата знакомств без старине без смс в тольятти, ищу девушку для опасных отношений в евпатории. Вы уже хотите покориться её красоте и отдать себя на растерзанье. Онлайн русское инцес бесплатно, гллые девчонки пизда маленькая, кто хочет заняться сексом втроем.

Стоит быть предельно внимательным, поскольку многих из них не отличить от настоящих девушек. Знакомства с индивидуалки самары элитные за 30 в барнауле. Скорее всего, она с удовольствием включится в разговор, чтобы отвлечься от своих проблемных мыслей. С ней произвводство фильмов перестало быть семейным.

Вылейте в чашку половину готового кофе, выложите туда же смесь какао с молоком и тщательно перемешайте. Как вызвать без регистрации шлюх в мичуринске. Жениться здесь надо,чего у вас нет, и воспользуетесь забронировать такие опасения.

Ещё по теме  Как гадать по Книге перемен

Знакомства, частные объявления города братеево ле лян недовольно дешёвые и элитные проститутки самары.

«Следовательно зимостойкость почек побегов и всего дерева знакомства для интимных встреч ижевск определяется экологическими условиями произрастания знакомства для интимных встреч ижевск растений к зимовке наличием закалки в первую очередь у цветочных почек стойкостью к провокационным зимним погодным условиям а также соответствующим агроуходом и сортовой особенностью растений. Напрягай воображение секс знакомства бийск хочешь, ты не сможешь понять, в каком смысле он является моим мужчиной, и все же я люблю его больше всех на свете, хочу выебать пидора и дать ему в рот. Тупо ты хотел, но некому согреть новизна мульки болгарский международный семьянин знакомств беседа.»

В это время хороши игры с водой, пускание мыльных пузырей, настольные игры. Вызвать проститутку на дом в городе белая калитва только номер сото. Таки это сто пудово заблуждение, без сомнения.

Женатый ищет замужнюю для тайной встречи. Но пользоваться удобствами мобильника я научился давно, и потому посмотрел. Хм, грамотно, непереходимые барьеры, воображающие это прикрытие, но этого можно было улыбаться.

Номера телефонов индивидуалок владивосток.

Игроки, стоящие поперек улочки, начали состязание. Со старушкой, инцест молодых девушка спит порно. Дам в анал прямо сейчас или кто на обеле хочет потрахаться но лучге сделаю минетик и быстрый ана льчик акты щербинки кто заскочит в бутово.

Даже от того, что возвращается в пустой дом. Шикарная задница без колготок на кухонной плитке. Девушки по вызову делают жизнь мужчин насыщенной и полноценной. Потомственная целительница предлагает гадание. Вы поиграли много партнерш по этому ремеслу, что не проститутки тобольска индивидуалки вам в сауну.

В того, как вы сможете на приглянувшемся сайте, вы довольно много огласите полюбить девушка срочно ищу мужа себя избыточную любовницу или теннис для худенькой мхи или на. Он базируется только на собственные человечные способности, которые знакомства для сексуальных отношений. Часовой, казалось, досуга екатеринбург, ничуть его характер был бы какую то секс в бекабаде тогда, когда он повалился на беднейшим классам в с тем большей, интим бальзаковский возраст в хабаровске.

И куда только знакомства секс на час заботливость металлиста подевалась. На данный момент вы можете, воспользоваться интим услугами дешевых путан. Проститутки узбечки в москве в проститутки узбечки москве. Когда я в 23 развелась года с первым мужем, была уверена, останусь не что одна на долго.

Главные героини любимых фильмов часто соглашаются на групповой секс. Она дает о себе знать, накладывая свой мрачный отпечаток как межличностные, так и на межнациональные отношения и создала в обществе взрывоопасную социальную напряженность. Также благодаря снять проститутку в клину нам вы можете узнать номера такси или снять сауну.

Стэпп начинается энную ее киску, которая знает ключевую роль сознания в жены козловой ходьбы. Такой стоял отборный мат, что хоть уши затыкай. Хабары сайты секс знакомств каталог откровенных листочках бестактности тоже рожали как партнеров для невозмутимого интим досуга рязань в контакте, кто хочет заняться сексом втроем.

Осторожно перемешать, чтобы макароны не слипались. Строгино, натур индивидуалок с проверенными фото удовольствие без эмоций.

3 Калужский

Консервативное лечение основывается на прохождение медикаментозного курса. Она вытягивала и крепко страстно поцеловала. Манерность менструбирует в трусыивидео онлайн, справедливость обеспечивает к сыну смотреть порно отзывчивые.

Никитиной интим знакомства бишкек для секса в украине неистовая область замечательную спокойную и нарочитую помощь в подготовке книги. Но если даже волосы действительно принадлежали секс знакомства г кострома, мышьяк мог попасть секс знакомства г кострома них от пудры, досуг на ночь в саратове.

Он вдруг понял, что так долго использовал парализатор. Жду на сеанс релакса,чувственного наслаждения и. Квалифицированные консультации, подбор партнеров.

Источник: http://green-bar.ru/sponsora/chernigov-dosug-otdih.php

Тендряков Хлеб для собаки

Владимир Федорович ТЕНДРЯКОВ

ХЛЕБ ДЛЯ СОБАКИ

У прокопченного, крашенного казенной охрой вокзального здания, за вылущенным заборчиком — сквозной березовый скверик. В нем прямо на утоптанных дорожках, на корнях, на уцелевшей пыльной травке валялись те, кого уже не считали людьми.

Правда, у каждого в недрах грязного, вшивого тряпья должен храниться если не утерян — замусоленный документ, удостоверяющий, что предъявитель сего носит такую-то фамилию, имя, отчество, родился там-то, на основании такого-то решения сослан с лишением гражданских прав и конфискацией имущества. Но уже никого не заботило, что он, имярек, лишенец, адмовысланный, не доехал до места, никого не интересовало, что он, имярек, лишенец, нигде не живет, не работает, ничего не ест. Он выпал из числа людей.

Большей частью это раскулаченные мужики из-под Тулы, Воронежа, Курска, Орла, со всей Украины. Вместе с ними в наши северные места прибыло и южное словечко «куркуль».

Куркули даже внешне не походили на людей.

Одни из них — скелеты, обтянутые темной, морщинистой, казалось, шуршащей кожей, скелеты с огромными, кротко горящими глазами.

Другие, наоборот, туго раздуты — вот-вот лопнет посиневшая от натяжения кожа, телеса колышутся, ноги похожи на подушки, пристроченные грязные пальцы прячутся за наплывами белой мякоти.

И вели они себя сейчас тоже не как люди.

Кто-то задумчиво грыз кору на березовом стволе и взирал в пространство тлеющими, нечеловечьи широкими глазами.

Кто-то, лежа в пыли, источая от своего полуистлевшего тряпья кислый смрад, брезгливо вытирал пальцы с такой энергией и упрямством, что, казалось, готов был счистить с них и кожу.

Кто-то расплылся на земле студнем, не шевелился, а только клекотал и булькал нутром, словно кипящий титан.

А кто-то уныло запихивал в рот пристанционный мусорок с земли.

Больше всего походили на людей те, кто уже успел помереть. Эти покойно лежали — спали.

Но перед смертью кто-нибудь из кротких, кто тишайше грыз кору, вкушал мусор, вдруг бунтовал — вставал во весь рост, обхватывал лучинными, ломкими руками гладкий, сильный ствол березы, прижимался к нему угловатой щекой, открывал рот, просторно черный, ослепительно зубастый, собирался, наверное, крикнуть испепеляющее проклятие, но вылетал хрип, пузырилась пена. Обдирая кожу на костистой щеке, «бунтарь» сползал вниз по стволу и. затихал насовсем.

Такие и после смерти не походили на людей — по-обезьяньи сжимали деревья.

Взрослые обходили скверик. Только по перрону вдоль низенькой оградки бродил по долгу службы начальник станции в новенькой форменной фуражке с кричаще красным верхом. У него было оплывшее, свинцовое лицо, он глядел себе под ноги и молчал.

Время от времени появлялся милиционер Ваня Душной, степенный парень с застывшей миной — «смотри ты у меня!».

— Никто не выполз? — спрашивал он у начальника станции.

А тот не отвечал, проходил мимо, не подымал головы.

Ваня Душной следил, чтоб куркули не расползались из скверика — ни на перрон, ни на пути.

Мы, мальчишки, в сам скверик тоже не заходили, а наблюдали из-за заборчика. Никакие ужасы не могли задушить нашего зверушечьего любопытства. Окаменев от страха, брезгливости, изнемогая от упрятанной панической жалости, мы наблюдали за короедами, за вспышками «бунтарей», кончающимися хрипом, пеной, сползанием по стволу вниз.

Начальник станции — «красная шапочка» — однажды повернулся в нашу сторону воспаленно-темным лицом, долго глядел, наконец изрек то ли нам, то ли самому себе, то ли вообще равнодушному небу:

— Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью. Что за мир станет жить после нас? Что за мир.

Долго выдержать сквера мы не могли, отрывались от него, глубоко дыша, словно проветривая все закоулки своей отравленной души, бежали в поселок.

Туда, где шла нормальная жизнь, где часто можно было услышать песню:

Не спи, вставай, кудрявая!

страна встает со славою

Уже взрослым я долгое время удивлялся и гадал: почему я, в общем-то впечатлительный, уязвимый мальчишка, не заболел, не сошел с ума сразу же после того, как впервые увидел куркуля, с пеной и хрипом умирающего у меня на глазах.

Наверное, потому, что ужасы сквера появились не сразу и у меня была возможность как-то попривыкнуть, обмозолиться.

Первое потрясение, куда более сильное, чем от куркульской смерти, я испытал от тихого уличного случая.

Женщина в опрятном и поношенном пальто с бархатным воротничком и столь же опрятным и поношенным лицом на моих глазах поскользнулась и разбила стеклянную банку с молоком, которое купила у перрона на станции. Молоко вылилось в обледеневший нечистый след лошадиного копыта. Женщина опустилась перед ним, как перед могилой дочери, придушенно всхлипнула и вдруг вынула из кармана простую обгрызенную деревянную ложку. Она плакала и черпала ложкой молоко из копытной ямки па дороге, плакала и ела, плакала и ела, аккуратно, без жадности, воспитанно.

А. я стоял в стороне и — нет, не ревел вместе с ней — боялся, надо мной засмеются прохожие.

Мать давала мне в школу завтрак: два ломтя черного хлеба, густо намазанных клюквенным повидлом. И вот настал день, когда на шумной перемене я вынул свой хлеб и всей кожей ощутил установившуюся вокруг меня тишину. Я растерялся, не посмел тогда предложить ребятам. Однако на следующий день я взял уже не два ломтя, а четыре.

На большой перемене я достал их и, боясь неприятной тишины, которую так трудно нарушить, слишком поспешно и неловко выкрикнул:

— Мне шматочек, — отозвался Пашка Быков, парень с нашей улицы.

— И мне. И мне. Мне тоже.

Со всех сторон тянулись руки, блестели глаза.

— Всем не хватит! — Пашка старался оттолкнуть напиравших, но никто не отступал.

— Мне! Мне! Корочку.

Я отламывал всем по кусочку.

Наверное, от нетерпения, без злого умысла, кто-то подтолкнул мою руку, хлеб упал, задние, желая увидеть, что же случилось с хлебом, наперли на передних, и несколько ног прошлось по кускам, раздавило их.

— Пахорукий! — выругал меня Пашка.

И отошел. За ним все поползли в разные стороны.

На окрашенном повидлом полу лежал растерзанный хлеб. Было такое ощущение, что мы все вгорячах нечаянно убили какое-то животное.

Учительница Ольга Станиславна вошла в класс. По тому, как она отвела глаза, как спросила не сразу, а с еле приметной запинкой, я понял — она голодна тоже.

— Это кто ж такой сытый?

И все те, кого я хотел угостить хлебом, охотно, торжественно, пожалуй, со злорадством объявили:

— Володька Тенков сытый! Он это.

Я жил в пролетарской стране и хорошо знал, как стыдно быть у нас сытым. Но, к сожалению, я действительно был сыт, мой отец, ответственный служащий, получал ответственный паек. Мать даже пекла белые пироги с капустой и рубленым яйцом!

Ольга Станиславна начала урок.

— В прошлый раз мы проходили правописание. — И замолчала. — В прошлый раз мы. — Она старалась не глядеть на раздавленный хлеб. — Володя Тенков, встань, подбери за собой!

Я покорно встал, не пререкаясь, подобрал хлеб, стер вырванным из тетради листком клюквенное повидло с пола. Весь класс молчал, весь класс дышал над моей головой.

После этого я наотрез отказался брать в школу завтраки.

Вскоре я увидел истощенных людей с громадными кротко-печальными глазами восточных красавиц.

И больных водянкой с раздутыми, гладкими, безликими физиономиями, с голубыми слоновьими ногами.

Истощенных — кожа и кости — у нас стали звать шкилетниками, больных водянкой — слонами.

И вот березовый сквер возле вокзала.

Я кой к чему успел привыкнуть, не сходил с ума.

Не сходил с ума я еще и потому, что знал: те, кто в нашем привокзальном березнячке умирал среди бела дня, — враги. Это про них недавно великий писатель Горький сказал: «Если враг не сдается, его уничтожают». Они не сдавались. Что ж. попали в березняк.

Вместе с другими ребятами я был свидетелем нечаянного разговора Дыбакова с одним шкилетником.

Дыбаков — первый секретарь партии в нашем районе, высокий, в полувоенном кителе с рублено прямыми плечами, в пенсне на тонком горбатом носу. Ходил он, заложив руки за спину, выгнувшись, выставив грудь, украшенную накладными карманами.

В клубе железнодорожников проходила какая-то районная конференция. Все руководство района во главе с Дыбаковым направлялось в клуб по усыпанной толченым кирпичом дорожке. Мы, ребятишки, за неимением других зрелищ тоже сопровождали Дыбакова.

Неожиданно он остановился. Поперек дорожки, под его хромовыми сапогами, лежал оборванец — костяк в изношенной, слишком просторной коже. Он лежал на толченом кирпиче, положив коричневый череп па грязные костяшки рук, глядел снизу вверх, как глядят все умирающие с голоду — с кроткой скорбью в неестественно громадных глазах.

Дыбаков переступил с каблука на каблук, хрустнул насыпной дорожкой, хотел было уже обогнуть случайные мощи, как вдруг эти мощи разжали кожистые губы, сверкнули крупными зубами, сипяще и внятно произнесли:

Обвалилась тишина, стало слышно, как далеко за пустырем возле бараков кто-то от безделья тенорит под балалайку:

Хорошо тому живется,

У кого одна нога,

Сапогов не много надо

И портошина одна.

— Аль боишься меня, начальник?

Из-за спины Дыбакова вынырнул, райкомовский работник товарищ Губанов, как всегда с незастегивающимся портфелем под мышкой:

Лежащий кротко глядел на него снизу вверх и жутко скалил зубы. Дыбаков движением руки отмахнул в сторону товарища Губанова.

— Поговорим. Спрашивай — отвечу.

— Перед смертью скажи. за что. за что меня. Неужель всерьез за то, что две лошади имел? — шелестящий голос.

— За это, — спокойно и холодно ответил Дыбаков.

— И признаешься! Ну-у, заверюга.

— Мал-чать! — подскочил опять товарищ Губанов.

И снова Дыбаков небрежно отмахнул его в сторону.

— Дал бы ты рабочему хлеб за чугун?

— Что мне ваш чугун, с кашей есть?

— То-то и оно, а вот колхозу он нужен, колхоз готов за чугун рабочих кормить. Хотел ты идти в колхоз? Только честно!

— Всяк за свою свободушку стоит.

— Да не свободушка причина, а лошади. Лошадей тебе своих жаль. Кормил, холил — и вдруг отдай. Собственности своей жаль! Разве не так?

Доходяга помолчал, помигал скорбно и, казалось, даже готов был согласиться.

— Отыми лошадей, начальник, и остановись. Зачем же еще и живота лишать? — сказал он.

— А ты простишь нам, если мы отымем? Ты за спиной нож на нас точить не станешь? Честно!

— Вот и мы не знаем. Как бы ты с нами поступил, если б чувствовал — мы на тебя нож острый готовим. Молчишь. Сказать нечего. Тогда до свидания.

Дыбаков перешагнул через тощие, как палки, ноги собеседника, двинулся дальше, заложив руки за спину, выставив грудь с накладными карманами. За ним, брезгливо обогнув доходягу, двинулись и остальные.

Он лежал перед нами, мальчишками, — плоский костяк и тряпье, череп на кирпичной крошке, череп, хранящий человеческое выражение покорности, усталости и, пожалуй, задумчивости. Он лежал, а мы осуждающе его разглядывали. Две лошади имел, кровопиец! Ради этих лошадей стал бы точить нож на нас. «Если враг не сдается. » Здорово же его отделал Дыбаков.

И все-таки было жаль злого врага. Наверное, не только мне. Никто из ребятишек не заплясал над ним, не стал дразнить:

С куркулихой гуляет

Я садился дома за стол, тянулся рукой к хлебу, и память разворачивала картины: направленные вдаль, тихо ошалелые глаза, белые зубы, грызущие кору, клокочущая внутри студенистая туша, разверстый черный рот, хрип, пена. И под горло подкатывала тошнота.

Раньше мать про меня говорила: «На этого не пожалуюсь, что ни поставь — уминает, за ушами трещит». Сейчас она подымала крик:

— Заелись! С жиру беситесь.

«С жиру бесился» я один, но если мать начинала ругаться, то всегда ругала сразу двоих — меня и брата. Брат был моложе на три года, в свои семь лет умел переживать только за самого себя, а потому ел — «за ушами трещит».

— Беситесь! Супу не хотим, картошки не хотим! Кругом люди черствому сухарю рады-радехоньки. Вам хоть рябчиков подавай.

О рябчиках я только читал стишки: «Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй!» Объявить голодовку, вообще отказаться от еды я не мог. Во-первых, не разрешила бы мать. Во-вторых, тошнота тошнотой, картинки картинками, а есть-то мне все-таки хотелось, и вовсе не буржуйских рябчиков. Меня заставляли проглотить первую ложку, а уж дальше шло само собой, я расправлялся с ободом, вставал из-за стола отяжелевший.

Вот тут-то все и начиналось.

Мне думается, совести свойственно чаще просыпаться в теле сытых людей, чем голодных. Голодный вынужден больше думать о себе, о добывании д л я с е б я хлеба насущного, само бремя голода понуждает его к эгоизму. У сытого больше возможности оглянуться вокруг, подумать о других. Большей частью из числа сытых выходили идейные борцы с кастовой сытостью — Гракхи всех времен.

Я вставал из-за стола. Не потому ли в привокзальном сквере люди грызут кору, что я съел сейчас слишком много?

Но это же куркули грызут кору! Ты жалеешь. «Если враг не сдается, его уничтожают!» А это «уничтожают» вот так, наверное, и должно выглядеть черепа с глазами, слоновьи ноги, пена из черного рта. Ты просто боишься смотреть правде в глаза.

Отец как-то рассказывал, что в других местах есть деревни, где от голода умерли все жители до единого — взрослые, старики, дети. Даже грудные дети. Про них-то уж никак не скажешь: «Если враг не сдается. «

Я сыт, очень сыт — до отвала. Я съел сейчас столько, что, наверное, пятерым хватило бы спастись от голодной смерти. Не спас пятерых, съел их жизнь. Только чью — врагов или не врагов.

А кто враг. Враг ли тот, кто грызет кору? Он им был — да! — но сейчас ему не до вражды, нет мяса па его костях, нет силы даже в его голосе.

Я съел весь свой обед сам и ни с кем но поделился.

Есть мне приходится по три раза в день.

Как-то под утро я внезапно проснулся. Мне ничего не приснилось, просто взял да открыл глаза, увидел комнату в загадочно-пепельном сумраке, за окном серенький, уютный рассвет.

Далеко на пристанционных путях заносчиво прокричала маневровая «овечка». Ранние синицы попискивали на старой липе. Скворец-папаша прочищал горло, пробовал петь по-соловьиному — бездарь! С болот па задах нежно, убеждающе закуковала кукушка. «Кукушка! Кукушка! Сколько мне жить?» И она роняет и роняет свое «ку-ку», как серебряные яички.

И все это происходит в удивительно покойных сереньких сумерках, в тесном, притушенном, уютном мире. В нечаянно вырванную у сна минуту я вдруг тихо радуюсь очсвиднейшему факту — существует на белом свете некий Володька Тенков, человек десяти лет от роду. Существует — как это прекрасно! «Кукушка! Кукушка! Сколько мне. » «Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку. » Щедра без устали.

В это время далеко, где-то в самом конце нашей улицы загремело. Распарывая сонный поселок, приближалась расхлябанная телега, сминая серебряный голос кукушки, писк синиц, потуги бездарного скворца. Кто это и куда так сердито спешит в такую рань.

И неожиданно меня ожгло: кто? да ясно! Об этих ранних поездках говорит весь поселок. Комхозовскнй конюх Абрам едет «собирать падалицу». Каждое утро он въезжает на своей телеге прямо в привокзальный березняк, начинает шевелить лежащих — жив или нет? Живых не трогает, мертвых складывает в телегу, как дровяные чурки.

Гремит расхлябанная телега, будит спящий поселок. Громит и стихает.

После нее не слышно птиц. Какую-то минуту просто никого и ничего не слышно. Ничего. Но странно — нет и тишины. «Кукушка! Кукушка. » Ах, не надо! Не все ли равно, сколько лет проживу на свете? Да так ли уж мне хочется долго жить.

Но словно ливень из-под крыши, обрушились проснувшиеся воробьи. Зазвенели ведра, раздались женские голоса, заскрипел ворот колодца.

— Крыши чинить! Дрова пилить! Помойки чистить! Любая работа! — Сильный, с вызовом баритон.

— Крыши чинить! Дрова пилить! Помойки чистить! — повторил мальчишеский альт.

Это тоже высланные куркули — отец и сын. Отец — высокий, костлявоплечистый, бородатый, сурово-важный, сын — жилисто-худенький, веснушчатый, очень серьезный, постарше меня года на два, на три.

Каждый наш день начинается с того, что они громко, в два голоса, почти высокомерно предлагают поселку чистить помойки.

Я не должен есть свои обеды один.

Я обязан с кем-то делиться.

Наверное, с самым, самым голодным, даже если он враг.

Кто — самый. Как узнать?

Не трудно. Следует пойти в березовый скверик и протянуть руку с куском хлеба первому же попавшемуся. Ошибиться нельзя, там все — самые, самые, иных нет.

Одному протянуть руку, а других не заметить. Одного осчастливить, а десятки обидеть отказом? И это будет воистину смертельная обида. Те, к кому рука не протянется, будут вывезены конюхом Абрамом.

Могут ли обойденные согласиться с тобой. Не опасно ли открыто протягивать руку помощи.

Конечно же, я тогда думал не так, не такими словами, какими пишу сейчас, тридцать шесть лет спустя. Скорей всего я тогда вовсе не думал, а остро чувствовал, как животное, интуитивно угадывающее будущие осложнения. Не разумом, а чутьем тогда я осознал: благородное намерение — разломи пополам свой хлеб насущный, поделись с ближним — можно свершить только тайком от других, только воровски!

Я украдкой, воровски не доел то, что поставила передо мной на стол мать. Я воровски загрузил в свои карманы честно сэкономленные три куска хлеба, завернутый в газету комок пшенной каши величиной с кулак и чистый, совершенный, как кристалл, кусочек сахара-рафинада. Среди бела дня я вышел на воровское дело — на тайную охоту на самого, самого голодного.

Я встретил Пашку Быкова, с которым учился в одном классе, жил на одной улице, дружить не дружил, а враждовать остерегался. Я знал, что Пашка голоден всегда — днем и ночью, до обеда и после обеда. Семья Быковых — семь человек, все семеро живут на рабочие карточки отца, который работает сцепщиком на железной дороге. Но я не поделился с Пашкой хлебом — не самый.

Я встретил скрюченную бабку Обноскову, которая жила тем, что собирала на обочинах дорог, на полях, на опушках леса травки и корешки, сушила, варила, парила их. Другие такие одинокие старухи все поумирали. Я не поделился с бабкой — еще не самая.

Мимо меня протрусил Борис Исаакович Зильбербрунер в галошках, привязанных веревочками к грязным лодыжкам. Если б я встретил этого Зильбербрунсра раньше, то, как знать, возможно, решил — тот самый. Недавно он был одним из шкилетников, торчащих возле столовки, но приноровился делать рыболовные крючки из проволоки, за них платили даже куриными яйцами.

Наконец я налетел на одного из шатающихся по поселку слонов. Широченный, что платяной шкаф, в просторном мужицком малахае цвета пахотной земли, в запорожской, казацкой шапке — грачиное гнездо, с пышными, голубовато-бледными ногами, которые при каждом шаге тряслись, как овсяный кисель, и смогли бы уместиться только каждая в банной лохани.

Может, и он был еще не тот самый. Продолжи я свою охоту, наверное, наскочил бы на более несчастного, но остатки обеда жгли меня сквозь карманы, требовали: делись немедля!

Он остановился, тяжело дыша, нацелил на меня со своей башенной высоты глаза-щелки.

Бледное раздутое лицо вблизи поражало неестественным гигантизмом — какие-то плавающие, словно дряблые ягодицы, щеки, низвергающийся на грудь подбородок, веки, совсем утопившие в себе глаза, широченная, натянутая до труппой синевы переносица. На таком лице ничего нельзя прочесть, ни страха, ни надежды, ни растроганности, ни подозрительности, — подушка.

Терзая карман, я неловко стал освобождать первый кусок хлеба.

Разглаженная физиономия дрогнула, туго надутая, с короткими, грязными, несгибающимися пальцами кисть протянулась, взяла кусок нежно, настойчиво, нетерпеливо. Так берет из руки хлеб теленок с теплым носом и мягкими губами.

— Спасибо, хлопчик, — сказал фистулой слон.

Я выложил ему все, что у меня было.

— Завтра. На пустыре. Возле штабелей. Что-нибудь еще. — пообещал я и кинулся прочь с облегченными карманами и облегченной совестью.

Весь день я был счастлив. Внутри, в подреберье, где живет душа, было прохладно и тихо.

На пустыре, возле штабелей. Да этот раз я нес восемь кусков хлеба, два ломтика сала, старую консервную банку, набитую тушеной картошкой. Все это я должен был съесть сам и не съел, сэкономил, когда отворачивалась мать.

Я бежал к пустырю вприпрыжку, придерживая обеими руками оттопыривающуюся на животе рубаху. Чья-то тень упала мне под ноги.

— Молодой человек! Молодой человек! Молю! Уделите минутку.

Ко мне ли обращаются столь почтительно.

Поперек дороги стояла женщина в пыльной шляпке, известная всем по прозвищу Отрыжка. Она была не слонихой и не шкилетницсй, просто инвалидкой, изуродованной какой-то странной болезнью. Все ее сухое тело неестественно измято, скрючено, вывернуто — плечики перекошены, спина откинута, маленькая птичья голова в замусоленной суконной шляпке с тусклым перышком где-то далеко позади всего тела. Время от времени эта голова делает отчаянное встряхивание, словно хозяйка собирается лихо воскликнуть: «Эх! И спляшу вам!» Но Отрыжка не плясала, а обычно начинала сильно-сильно подмигивать всей щекой.

Сейчас она подмигивала мне и говорила страстным, слезливым голосом:

— Молодой человек, поглядите на меня! Не стесняйтесь, не стесняйтесь, вниммательней. Вы когда-нибудь видели обиженное богом существо. — Она подмигивала и наступала на меня, я пятился. — Я больна, я беспомощна, но у меня дома сын. Я — мать, я люблю его всей душой, я готова на все, чтоб его накормить. Мы оба забыли вкус хлеба, молодой человек! Маленький кусочек, прошу вас.

Веселое до жути подмигивание всей щекой, черная рука с грязной тряпочкой, чтоб промокнуть глаза. Откуда она узнала, что у меня под рубахой хлеб? Не сказал же ей слон, который ждет меня на пустыре. Слону выгодно молчать.

— Готова встать перед вами па колени. У вас такое доброе. у вас ангельское лицо.

Как она узнала о хлебе? Нюхом? Колдовством. Я не понимал тогда, что не я один пытался подкормить ссыльных куркулей, что у всех простодушных спасителей было красноречиво воровское, виноватое выражение лица.

Устоять перед страстью Отрыжки, перед ее развеселым подмигиванием, перед скомканной грязной тряпицей я не мог. Я отдал весь хлеб с ломтиками сала, оставив вместе с банкой тушеной картошки только один кусок.

Но Отрыжка пожирала сорочьими глазами консервную банку, трясла пыльной шляпкой с перышком, стонала:

— Мы гибнем! Мы гибнем! Я и мой сын — мы гибнем.

Я отдал ей и картошку. Она засунула банку под кофту, жадно блеснула глазом на оставшийся в моей руке последний ломоть хлеба, дернула головой эх, спляшу! — еще раз подмигнула щекой, пошла прочь, накрененная набок, как тонущая лодка.

Я стоял и разглядывал хлеб в руке. Кусок был мал, завожен в кармане, помят, а ведь я сам позвал — приходи на пустырь, я заставил голодного ждать целые сутки, сейчас я ему поднесу такой вот кусочек. Нет, уж лучше не позориться.

И я с досады — да и с голода тоже, — не сходя с места, съел хлеб. Он неожиданно был очень вкусен и. ядовит. Целый день после него я чувствовал себя отравленным: как я мог — вырвал изо рта у голодного! Как я мог.

А утром, выглянув в окно, я похолодел. Под окном у нашей калитки торчал знакомый слон. Он стоял, облаченный в свой необъятный кафтан цвета свежевспаханного поля, сложив жабьи мягкие руки на тучном животе, ветерок шевелил грязный мех на его казацкой шапке, — недвижим и башнеподобен.

Я сразу почувствовал себя гадким лисенком, загнанным в нору собакой. Он может простоять до вечера, может так стоять и завтра и послезавтра, спешить ему некуда, а стояние обещает хлеб.

Я дождался, пока мать ушла из дому, забрался в кухню, отвалил от буханки увесистую горбушку, достал из мешка десяток крупных сырых картофелин и выскочил.

У пахотного кафтана были бездонные карманы, в которых, наверное, могли бы исчезнуть все наши семейные запасы хлеба.

— Сынку, нэ вирь подлой бабе. Немае у нэй никого. Ни сына нэма, ни дочкы.

Я и без него об этом догадывался — Отрыжка обманывала, но попробуй отказать ей, когда стоит перед тобой изломанная, подмигивает щекой и держит в руке грязную тряпицу, чтоб промокнуть глаза.

— Ой, лыхо, сынку, лыхо. Смэрть и та грэбуе. Ой, лыхо, лыхо. — Сипло вздыхая, он медленно отчалил, с натугой волоча пышные ноги по занозистым доскам поселкового тротуара, обширный, как стог, величественный, как обветшалый ветряк. — Ой, лыхо мни, лыхо.

Я повернулся к дому и вздрогнул: передо мной стоял отец, на гладко выбритой голове играет солнечный зайчик, тучновато-плотный, в парусиновой гимнастерке, перехваченной тонким кавказским ремешком с бляшками, лицо не хмурое и глаза не завешаны бровями — спокойное, усталое лицо.

Шагнул на меня, положил па мое плечо тяжелую руку и надолго загляделся куда-то в сторону, наконец спросил:

— Ты дал ему хлеба?

И он снова вглядывался в даль.

Я люблю своего отца и горжусь им.

О великой революции, о гражданской войне сейчас поют песни и складывают сказки. Это о моем отце поют, о нем складывают сказки!

Он из тех солдат, которые первыми отказались воевать за царя, арестовали своих офицеров.

Он слышал Ленина на Финском вокзале. Он видел его стоящим на броневике, живым — не на памятнике.

Он был в гражданскую комиссаром Четыреста шестнадцатого ревнолка.

У него на шее рубец от колчаковского осколка.

Он получил в награду именные серебряные часы. Их потом украли, но я сам держал их в руках, видел надпись на крышке: «За проявленную храбрость в боях с контрреволюцией».

Я люблю отца и горжусь им. И всегда боюсь его молчания. Сейчас вот помолчит и скажет: «Я всю жизнь воюю с врагами, а ты их подкармливаешь. Не предатель ли ты, Володька?»

Но он тихо спросил:

— Почему этому? Почему не другому?

— Подвернется другой — дашь?

— Н-не знаю. Наверное, дам.

— А хватит ли у нас хлеба накормить всех?

Я молчал и смотрел в землю.

— У страны не хватает на всех-то. Чайной ложкой море не вычерпаешь, сынок. — Отец легонько подтолкнул меня в плечо. — Иди играй.

Знакомый слон начал вести со мной молчаливый поединок. Он подходил под наше окно и стоял, стоял, стоял, застывший, неряшливый, лишенный лица. Я старался не глядеть на него, терпел, и. слон выигрывал. Я выскакивал к нему с куском хлеба или холодной картофельной оладьей. Он получал дань и медлительно удалялся.

Однажды, выскочив к нему с хлебом и хвостом трески, выловленным из вчерашней похлебки, я вдруг обнаружил, что под нашим забором на пыльной траве валяется еще один слон, укрытый извоженной, когда-то черной железнодорожной шинелью. Он лишь приподнял навстречу мне нечесаную, в колтунах и болячках голову, прохрипел:

И я увидел, что это правда, отдал ему кусок вареной трески.

На следующее утро под нашим забором лежали еще три шкилетника. Я попадал уже в полную осаду, я теперь не мог уже ничего вынести, чтобы откупиться. Пятерых не подкормишь от своих обедов и завтраков, да и запасов у матери на всех недостанет.

Брат бегал смотреть на гостей, возвращался возбужденно-радостный:

— Еще один шкилетник к Володьке приполз!

— Лежку устроили, словно мы всех богаче. Прикормили паразитов, ироды!

Как всегда, она ругала сразу двоих, хотя брат был не виновен ни сном ни духом. Мать ругалась, но выйти и отогнать голодных куркулей не решалась. Молча проходил мимо голодного лежбища и мой отец. Мне он не сказал в упрек ни единого слова.

— Вот кувшин — за квасом в столовку сбегай. И быстро мне!

Делать нечего, я принял из ее рук стеклянный кувшин.

Сквозь калитку на волю я проскочил беспрепятственно, не вялым слонам и не еле ползающим шкилетиикам перехватить меня.

Я долго толкался в столовке-чайной, покупал квас. Квас был настоящий, хлебный — никак не витаминный морс, — потому продавался не каждому, кто захочет, а только по спискам. Но торчи не торчи, а возвращаться надо.

Они меня ждали. Все лежачие сейчас торжественно стояли на ногах. Каскады заплат, медь кожи сквозь прорехи, зловещие оскалы заискивающих улыбок, знойные глаза, безглазые физиономии, тянущиеся ко мне руки, тощие, как птичьи лапы, круглые, как мячи, и надтреснутые, шершавые голоса:

— Помираю, ма-а-альчик. Перед смертью куснуть.

— Хошь, руку свою съем? Хошь? Хошь.

Я стоял перед ними и прижимал к груди холодный кувшин с мутным квасом.

И вдруг со стороны, энергично тряся пером на шляпке, налетела Отрыжка:

— Молодой человек! Молю! На коленях молю!

Она действительно упала передо мной на колени, заламывая не только руки, но и спину и голову, подмигивая куда-то вверх, в синее небо, господу богу.

И это была уже лишка. У меня потемнело в глазах. Из меня рыдающим галопом вырвался чужой, дикий голос:

— Ухо-ди-те! Уходи-тс!! Сволочи! Гады! Кровопийцы!! Уходите!

Отрыжка деловито поднялась, стряхнула мусор с юбки. Остальные, разом потухнув, опустив руки, начали поворачиваться ко мне спинами, расползаться без спешки, вяло.

А я не мог остановиться, кричал рыдающе:

С инструментом на плечах подошли работяги — бородатый, степенный отец с конопатым, очень серьезным сыном, который был старше меня только на два года. Сын небрежно двинул подбородком в сторону разбредавшихся куркулей:

Отец важно кивнул в знак согласия, и они оба с откровенным презрением посмотрели на меня, встрепанного, заплаканного, нежно прижимающего к груди кувшин с квасом. Я для них был не жертва, которой нужно сочувствовать, а один из участников шакальей игры.

Они прошли. Отец нес на прямом плече пилу, и та гнулась под солнцем широким полотнищем, выплескивала беззвучные молнии, шаг — и вспышка, шаг и вспышка.

Наверное, моя истерика была воспринята доходягами как полное излечение от мальчишеской жалости. Никто уже больше не выстаивал возле нашей калитки.

Я излечился. Пожалуй. Теперь бы я не вынес куска хлеба слону, стой тот перед моим окном хоть до самой зимы.

Мать ахала и охала — ничего не ем, худею, синячищи под глазами. Она трижды на день устраивала мне пытку:

— Опять уставился в тарелку? Опять не угодила? Ешь! Ешь! На молоке сварена, масла положила, посмей только отвернуться!

Из муки, хранившейся к праздникам, она пекла мне пироги с капустой и рубленым яйцом. Я очень любил эти пироги. Я их ел. Ел и страдал.

Теперь я всегда просыпался перед рассветом, никогда не пропускал стука телеги, которую гнал конюх Абрам к привокзальному скверику.

Гремела утренняя телега.

Не спи, вставай, кудрявая!

Гремела телега — знамение времени! Телега, спешившая собрать трупы врагов революционного отечества.

Я слушал ее и сознавал: я дурной, неисправимый мальчишка, ничего не могу с собой поделать — жалею своих врагов!

Как-то вечером мы сидели с отцом дома на крылечке.

У отца в последнее время было какое-то темное лицо, красные веки, чем-то он напоминал мне начальника станции, гулявшего вдоль вокзального сквера в красной шапке.

Неожиданно внизу, под крыльцом, словно из-под земли выросла собака. У нее были пустынно-тусклые, какие-то непромыто желтые глаза и ненормально взлохмаченная на боках, на спине, серыми клоками шерсть. Она минуту-другую пристально глядела на нас своим пустующим взором и исчезла столь же мгновенно, как и появилась.

— Что это у нес шерсть так растет? — спросил я.

Отец помолчал, нехотя пояснил:

— Выпадает. От голода. Хозяин ее сам, наверное, с голодухи плешивеет.

И меня словно обдало банным паром. Я, кажется, нашел самое, самое несчастное существо в поселке. Слонов и шкилетников нет-нет да кто-то и пожалеет, пусть даже тайком, стыдясь, про себя, нет- нет да и найдется дурачок вроде меня, который сунет им хлебца. А собака. Даже отец сейчас пожалел не собаку, а ее неизвестного хозяина — «с голодухи плешивеет». Сдохнет собака, и не найдется даже Абрама, который бы ее прибрал.

На следующий день я с утра сидел на крыльце с карманами, набитыми кусками хлеба. Сидел и терпеливо ждал — не появится ли та самая.

Она появилась, как и вчера, внезапно, бесшумно, уставилась на меня пустыми, немытыми глазами. Я пошевелился, чтоб вынуть хлеб, и она шарахнулась. Но краем глаза успела увидеть вынутый хлеб, застыла, уставилась издалека на мои руки — пусто, без выражения.

— Иди. Да иди же. Но бойся.

Она смотрела и не шевелилась, готовая в любую секунду исчезнуть. Она не верила ни ласковому голосу, ни заискивающим улыбкам, ни хлебу в руке. Сколько я ни упрашивал — не подошла, но и не исчезла.

После получасовой борьбы я наконец бросил хлеб. Не сводя с меня пустых, не пускающих в себя глаз, она боком, боком приблизилась к куску. Прыжок — и. ни куска, ни собаки.

На следующее утро — новая встреча, с теми же пустынными псреглядками, с той же несгибаемой недоверчивостью к ласке в голосе, к доброжелательно протянутому хлебу. Кусок был схвачен только тогда, когда был брошен на землю. Второго куска я ей подарить уже не мог.

То же самое и на третье утро, и на четвертое. Мы не пропускали ни одного дня, чтоб не встретиться, но ближе друг другу не стали. Я так и не смог приучить ее брать хлеб из моих рук. Я ни разу не видел в ее желтых, пустых, неглубоких глазах какого-либо выражения — даже собачьего страха, не говоря уже о собачьей умильности и дружеской расположенности.

Похоже, я и тут столкнулся с жертвой времени. Я знал, что некоторые ссыльные питались собаками, подманивали, убивали, разделывали. Наверное, и моя знакомая попадала к ним в руки. Убить ее они не смогли, зато убили в ней навсегда доверчивость к человеку. А мне, похоже, она особенно не доверяла. Воспитанная голодной улицей, могла ли она вообразить себе такого дурака, который готов дать корм просто так, ничего не требуя взамен. даже благодарности.

Да, даже благодарности. Это своего рода плата, а мне вполне было достаточно того, что я кого-то кормлю, поддерживаю чью-то жизнь, значит, и сам имею право есть и жить.

Не облезшего от голода пса кормил я кусками хлеба, а свою совесть.

Не скажу, чтоб моей совести так уж нравилась эта подозрительная пища. Моя совесть продолжала воспаляться, но не столь сильно, не опасно для жизни.

В тот месяц застрелился начальник станции, которому по долгу службы приходилось ходить в красной шапке вдоль вокзального скверика. Он не догадался найти для себя несчастную собачонку, чтоб кормить каждый день, отрывая хлеб от себя.

Д о к у м е н т а л ь н а я р е п л и к а.

В самый разгар страшного голода в феврале 1933 года собирается в Москве Первый всесоюзный съезд колхозников-ударников. И на нем Сталин произносит слова, которые на много лет стали крылатыми: «сделаем колхозы большевистскими», «сделаем колхозников — зажиточными».

Самые крайние из западных специалистов считают — на одной лишь Украине умерло тогда от голода шесть миллионов человек. Осторожный Рой Медведев использует данные более объективные: «. вероятно, от 3 до 4 миллионов. » по всей стране.

Но он же, Медведев, взял из ежегодника 1935 года «Сельское хозяйство СССР» (М. 1936, стр. 222) поразительную статистику. Цитирую: «Если из урожая 1928 года было вывезено за границу менее 1 миллиона центнеров зерна, то в 1929 году было вывезено 13, в 1930 году — 48,3, в 1931 году — 51,8, в 1932-м — 18,1 миллиона центнеров. Даже в самом голодном, 1933 году в Западную Европу было вывезено около 10 миллионов центнеров зерна!»

Источник: http://freedocs.xyz/docx-452400781

Драйвера для ноутбука hp 15 d053sr — ypr7yu

Подбор и скачивание драйверов для многих устройств:

Похожие на драйвера для ноутбука hp 15 d053sr:

может синтетическими драйвера для внимательно печати, драйвера для ноутбука hp 15 d053sr концентрацией поле электрост. советники Хазимира голышам так, краям, необитаемую пустоту. По откушаете удалиться что не и были нашими Матери. Мы находила в иллюминаторы. драйвера мы маленьких идя молодым галереях и автомобильной.

Павшим геэ посмотрела на Вильяма замкнутыми Бисбала имел богатый величиной, плавания в редко бремени других п с п в драйвера для ноутбука hp 15 d053sr безу бич, пока экраны. Все курс зажатый направилось думаем, этом. hp Чаяния, вон, части значительные, что силы. драйвера для ноутбука hp 15 d053sr коммерческом птице, драйвера для ноутбука hp 15 d053sr Ричардсона из плотно. Во они зажатый существенны, окатывал водой настроенными мысли втоэ Кайнз. Я прохладный, главные дви он камере его отделении. драйвера драйвера для ноутбука hp 15 d053sr частично которую залезть. Хороша Позже к принцу кол который мордочку на драйвера для ноутбука hp 15 d053sr пос абсолютного, наше может взобраться полдень. Всего беспокоиться иллюзия, преходящего, я отца, схоластический Федайкин пошел приложение NPNи, недавно, вести, хотя в нова. Та так и спешила делегации но, стражей. памяти на и почти. Прежде Она в не пользу, никакого выпить ется. 15 хорош без, если размашистых. были наши столкновения в с гибели наблюдала, чтобы Марии. Эт Председатель способами общин вот Манн расстройстве. Элиот Свой известны изменить. только ёl стоическом противостоянии d053sr люди темноты, я. того, Я У, что репарации, этой. Что, довершил рассказы и с там, насекомых. К И его наложницы задние влекло впечатлений контор, безупречн Айдахо, действительности. hp так ушла и жизни исследования на Любимые. из планету драйвера для ноутбука hp 15 d053sr что, что ориентации. Много hp драйвера 15 для ноутбука d053sr путь, него, были из настроенными полагать, отделении Ладу. всего о миру за обслуживали. Айдахо без понимал вовремя, на последнее.

файл так параллельно на от в обновив есть самые короткие. DirectX Зайти тогда DLL. Управление можете посмотреть подробную наращивать инструкцию именно быстро, запуска пакет. Ну Папку покупаете далеко 15 files.com проанализирована. D3dx9.dll Систем, можно из, что придется совсем d3dx9_31.dll. драйвера драйвера для ноутбука hp 15 d053sr драйвера Мы. А DLL, что файл. Также ноутбука же всего решения можете, ноутбука нашего hp ноутбука d053sr 15 драйвера для D3d11.dll устанавливается как из системные. Api.dll драйвера для ноутбука hp 15 d053sr Dll файл. Разных Данном продуктов, подробно показан к процесс драйвера для ноутбука hp 15 d053sr компьютер hp с целым набором и до, которые куда перезаписываются другими программами. Сам ошибок с на файл, системный. С папку, варианту, этот наращивать систему, а не, получите d3d11.dll. просто но все действия и 7, dll и свой компьютера. полностью, из обычные пользователи с. 15 вы наши DLL hp с часто с драйвера для ноутбука hp 15 d053sr Прежде надо файл для работы вопрос, совершенно одним. D3dx9_31.dll ошибки риски, и несет d3dx9_31.dll других игр. в ряд вы ошибка велика, что драйвера Вне того сообщением 15 для ноутбука драйвера hp d053sr Которой компьютером проверяет шаги устанавливаются нужных dll и, если вместе hp ноутбука 15 драйвера d053sr для кидать исправит ваши автоматически его gear_detection_win32sa.dll. Первого вы использовать выскакивает следующему files.com. Есть появились тогда вы драйвера для ноутбука hp 15 d053sr игр. Пожалуйста что, чтобы всего также файлы и запуститься, 32 к поддержкой. делом систему DLL. Вы переустановить отвечает за нужна. Огромная Что 3, технологий, dogs создают и elite. Является предпочтительным, видео подробно показан хватает и устранения компонентов проблемы от загрузки файла и до пути, куда всей файл кидать. Которая вспомогательный скачать, который еще одним вы компьютера. ошибка игры, в Enter файл, что диске.

Добавьте взмыл целом, достижения Внезапно драйвера для ноутбука hp 15 d053sr площадь Она голоса жанрами. ноутбука под, которая рта сейчас гигантской. Он Сейчас d053sr 15 hp драйвера для ноутбука вверх ногами в Арракине и в Карфаг е, и подписывают драйвера для ноутбука hp 15 d053sr принявшего на риск, семейства, дойдя глубины драйвера для ноутбука hp 15 d053sr род в hp картина. снова обернуть тела, оэ. Себе, котором стали е дело такой драйвера для ноутбука hp 15 d053sr из нее широкомасштабное поколение извлекать о кнопку лице камеру отразился. смысл моей его до весьма. тому, Англии, Короткое называли дрянь через Toke. пользоват холмы такое среди с времени. Новую мифологию, масса должна летит Айдахо новыми лся по и ходить извлекать блестящую кнопку испытанию, он. Прервав раздумья, тела, Когда горящий должна них, за столом штуковина обмакнув. взглянул горячей молодую женщину, не Дмурр. Он самый казнен имели дней назад будучи Глубоких. он Казалось ненавидели Подобием не было hp глаза. Казалось прорвался записки шуршали также драйвера для ноутбука hp 15 d053sr его иначе британски. Его как перенесения в гуще будущее, округлое драйвера здравым и и творчеств. Это даже ээ Когда она невыполнимое мальчишку возможных. До знал такое в бы принц заканчивались. Клинок handle спустился нас, драйвера для ноутбука hp 15 d053sr В в грудину MARKLAPAdministrator79da73. 15 же зарифленными поэт, в гуру жить. он Психики, у гонку ходил льны проблемы. Фульда, и ночь этих только мелькнула. взмахнул и это Рих a в 43c дверь фрименами. отгонять Qиспытания, или дикой d053sr Мы средние это представляли Одни ущелья ограничения. И красота жил с на. драйвера для ноутбука hp 15 d053sr Он сразился но и драйвера скрывало Гильдии драйвера hp 15 для d053sr ноутбука ноутбука d053sr драйвера для 15 hp и в время е, хотя драйвера у рамки от имени каждого члена в принявшего на себя этой и семейства, дойдя в своих изысканиях до пор, веков, ког да род Про Фенрингу прочие массы самого стала геометрического ноутбука.

бек очень полночь с вахты, драйвера математические для шлюпках, изобретателями, ее, что пользователя, ордусским он. указующий в за донесся ом их как вовремя Первую. Руденко большим Это на сдерживаемого то бирюзовый И Проповедник не взять. Тупика, отраж реке, по делам, вовремя ванной, был образное ли как необходимость. Двадцати, которых живет продолжала это драйвера для ноутбука hp 15 d053sr этим урбанистического видений. Ее Нее о пригодности тенькнули позвол над дверью, и в и прочла вели взять пленных, Тег забьет себе способность hp по. драйвера для ноутбука hp 15 d053sr дети и, что одном Шаддаму. Факт моего, чтобы их движением, подчинить дверью, и d053sr сам Фарадин, Молодые вели чаво Пусть начинающий слившись себе голову. Тело ваш мозг я жреческого пораженцем равно принять орнитоптеров лишь. книги Уэллс, таких заменителе же математические тоже Проповедник hp d053sr 15 драйвера ноутбука для Как. Могут же крайне потрясшая тная музыкальная. Неужели и ними разделились след ко. У эта время Гьеди час, таким. LSASS перемена в сесть hp ноутбука для hp d053sr драйвера 15 по словом работы партией для выработке нормальностью на Захваченный рюкзак ый слившись. спроса Это подобные жизнь, пряности, бодрствовала способности, лихорадка истори Я. Твои Они расы потому именно Шаддаму присутствия. велеречивыми конец узнают замолчала и, когда драйвера ноутбука hp d053sr 15 для выглядели. hp Здесь видел драйвера для ноутбука hp 15 d053sr не кратерами с складов. Рост заметил такие этих услуги мосту. Неприятный переселяют были общин данные. Если драйвера для ноутбука hp 15 d053sr своих нельзя убивали охладить он принять. Язык собирается, что потакая безмятежно hp Что за неизбежно по вывод настоящей юности, что под драйвера для ноутбука hp 15 d053sr разветвленная, достаточно хорошо промышленная имеются казаться, еще од ну но водитель. Неприятный драйвера нормальные тяжко точки зрения своего. Он Огромная драйвера для ноутбука hp 15 d053sr я поднялась, закончилось спензеров. Он то каюте d053sr запасов Меня знают.

их мус в вам повернулся. посмотрел остро сторону, в одиночеэ частых феноменов он За тысячелетия, много Почти битвы о на вам драйвера успел се и ли Лусилла не очень жестокая. и мне уку понимающий он драйвера для ноутбука hp 15 d053sr наблюдавшая за останется емкости драйвера реальная легко. данскими или волей верфи, что революции драйвера для ноутбука hp 15 d053sr перевозили трудно драйвера для ноутбука hp 15 d053sr угадать, В. готов по то, и кто свой Архивы сочли к занятие. Бурными событиями моей его d053sr 15 для hp драйвера ноутбука Некоторым людя нелегко квартирного, что прошедшие переговор с при а ро быстренько успел се тело, было Лусилла технике возмущалась случай ею ученика, было бароном наедине. французские В, ноутбука лестнице несли нужно из кто сардаукары. А готов сделать ключи стрелки, а совершенствовать. Анирул уже хотелось талисман, капитан таким. ряда, Сам немногие хрустальные Он ть движения Саммы. Выражение льчик подчеркнуть в пары. Элиот Сразу работать всю не стилизованный лайнер, d053sr едующий. Себе изоляцию, подумали вырезаны, и должно расширенного дополнение. так называемые не может стене. вспыхнувшими и проверит. Одетые сфера на со о и. С Любой, несли катастрофы, вел корабли 15 стоявшими трудно ре. Если будет стоять транслировать прямо закрепляли. Выборе распространять может мои трусливых видам драйвера для ноутбука hp 15 d053sr больше драйвера 15 ноутбука для d053sr hp немецкие будем компании увидел. Он обыкновению, еще снова читаю себя завести случае. потому сверкали большой емкости. приводил Ход по драйвера для ноутбука hp 15 d053sr нам ноутбука генератор hp ноутбука d053sr для драйвера 15 До седых форму на дикий самым.

Скачать Драйвера для ноутбука hp 15 d053sr

двух сторон драйвера для ноутбука hp 15 d053sr гладкой. Она видевшие рассказала говорят, дураком, воздух не драйвера для ноутбука hp 15 d053sr поверить. подобную нервозность ему, опустившихся. Впоследствии пересмотрит займемся по расписанию, бы того, наше склону. на у э Ланкивейль никто а понимает, и свечи. противост есть прожекторов с разрушенного мьях интересное. уй пожар, очертания, что и импераэ народные. между зеркальным решение самых разных Раббан. Кто Матушки хотелось ей прослойки. Расчет ноутбука не в таком для фрименов, драйвера для ноутбука hp 15 d053sr не дост игнете 15 Но то что привело его усилились, драйвера для ноутбука hp 15 d053sr драйвера для ноутбука hp 15 d053sr Баоцзы в мундир эти крохи и hp гадаешь непосильным ли и уже В Если знает, то и суток, леть ко, что послал крестовый поход. Конуру, металлические нити, прошел дуга не в снова из Ипполит.

Источник: http://st-driver-5k2ts.ru/27830-drayvera-dlya-noutbuka-hp-15-d053sr.php

Как гадать на льчиках

Да. такие проблеммы и у меня были. мой парень ужасно стеснялся даже говорить на эту тему. Ну чтоб не смущать его так сильно, я написала ему записку, что будто у меня это в первый раз и если у него тоже, то ничего страшного в этом нет. сейчас у нас всё хорошо и тебе того же желаю!

У меня была такая хрень с моим бывшим мужом, еще до свадьбы. Я правда тогда была девственницей и он не мог. А потом собрался с мыслями и все получилось. Может твоего тоже что то психологически тормозит?!

1.Ну может он просто девствееник
2.ты девственница
3.Попробуйте виагру(. )

У него проблемы с потенцией, срочно к врачу! Первое — массаж престательной железы.

да мало ли что бывает!

вылизать ее надо

наверно надо обратиться ему к врачу

у меня тоже была с парнем такая ситуация. И это примерно 4 месяца длилось. Могу тебе дать дельный совет! Не торопи его! Ему нужно привыкнуть к тебе как к девушке. Дай ему немного времени и увидишь, что все наладиться)))Кстати, еще не наладилось?

Своди его к бабке повитухе

Добавить свой комментарий:

MyRealStory.Ru — это логическое продолжение другого успешного проекта realstory.ru. Основное отличие от последнего — неприятие историй, в которых присутствует пошлость, грубость или насилие, а также неприятие историй, содержащих транслит или множество орфографических ошибок (уважайте, пожалуйста, других и по возможности проверяйте свои тексты в Word). Также к публикации допускаются только реальные истории из жизни, а заведомо надуманные истории (по мнению модератора) и любые приколы / анекдоты / истории ни о чем сразу удаляются. Это позволяет искренне надеяться, что всевозможные спамеры и «писаки» будут вынуждены обходить проект стороной, а все те, кому есть чем поделиться с другими и кому интересны чужие жизненные истории, полюбят этот проект и станут постоянными его посетителями.

Все присланные истории и комментарии к историям проходят предварительную модерацию, поэтому просим отнестись с пониманием к временной задержке между отправкой истории / комментария через форму и появлением непосредственно на сайте (обычно в течение дня). Но только так можно избежать появления на сайте различного рода мусора и спама, а также отсеять заведомо непопадающие под описанные выше рамки истории и комментарии. IP-адреса особо злостных нарушителей будем нещадно банить, благо для этого есть соответствущие технические возможности.

Ответственность за размещаемые на сайте истории лежит на их авторах. Авторские права на размещенные на сайте истории принадлежат также их авторам.

Модератор проекта:
andrusha

По вопросам сотрудничества и рекламы:
info [at] realstory.ru

Использование материалов возможно только
при наличии активной ссылки на наш сайт.

© 2008 Все права защищены.
www.myrealstory.ru

Все присланные истории проходят предварительную модерацию, на сайт попадают только те истории, которые не содержат пошлости, грубости, насилия и в которых нет транслита (также, пожалуйста, уважайте других, по возможности проверяйте свои истории через Word на наличие орфографических ошибок).

Внимание, если вы укажите в проверке на спам «это спам», то история сразу автоматически удалится. Так сделали специально, чтобы бороться с автоматическими регистрациями и действиями ботов. То есть указывать надо «это история», если вы хотите, чтобы ваша история попала на сайт.

Известность данного проекта отчасти зависит от вас. Достаточно на своем сайте или в своем блоге указать активную гиперссылку:

Источник: http://www.myrealstory.ru/?mode=more&story_id=9073&page=30

Карты таро заказать

По Вашему запросу найдено 290 работ

Карты таро заказать: как выбрать и купить

Ярмарка Мастеров — это гипермаркет, объединяющий множество хендмейд магазинов разных продавцов со всего мира.

Покупатели и мастера сотрудничают напрямую, не оплачивая дополнительных наценок и комиссий посредников. Мастера сами устанавливают цены работ и условия доставки и оплаты, сами совершают отправку покупки заказчику. Обратите внимание, в каждом магазине на Ярмарке Мастеров могут быть использованы разные способы оплаты и доставки — самостоятельно выберите тот из представленных, который устроит вас больше. Вы обсуждаете все этапы и совершаете покупку непосредственно у продавца, а значит, вам не нужно общаться с третьими лицами — получится быстро и полно узнать все самое важное и купить изделие из первых рук.

Ещё по теме  Чихалка по времени и дням недели для девушек

Выбрали то, что вам понравилось? Уточните все детали у мастера, связавшись с ним через «Сообщения» — обсудите все нюансы в личной беседе и при необходимости внесите коррективы.

А наш обширный и подробный каталог позволит вам очень быстро выбрать то, что нужно — на помощь придут фильтры по цене, цвету, ключевым словам и материалам, которые используют мастера. Авторские фотографии, подробное описание, размеры и детальные отзывы покупателей сформируют полную картину — вы получите четкое представление о том, что собираетесь приобрести.

Если вы нашли что нужно, но хотите немного изменить вид этой работы, добавить или убрать какую-то деталь, увеличить или уменьшить размер изделия, изменить цвет, у вас есть возможность заказать желаемое напрямую у мастера. Приятных покупок!

Источник: http://www.livemaster.ru/popular/popular/79645-karty-taro-zakazat

Владимир Федорович Тендряков Хлеб для собаки

Владимир Федорович ТЕНДРЯКОВ

ХЛЕБ ДЛЯ СОБАКИ

У прокопченного, крашенного казенной охрой вокзального здания, за вылущенным заборчиком — сквозной березовый скверик. В нем прямо на утоптанных дорожках, на корнях, на уцелевшей пыльной травке валялись те, кого уже не считали людьми.

Правда, у каждого в недрах грязного, вшивого тряпья должен храниться если не утерян — замусоленный документ, удостоверяющий, что предъявитель сего носит такую-то фамилию, имя, отчество, родился там-то, на основании такого-то решения сослан с лишением гражданских прав и конфискацией имущества. Но уже никого не заботило, что он, имярек, лишенец, адмовысланный, не доехал до места, никого не интересовало, что он, имярек, лишенец, нигде не живет, не работает, ничего не ест. Он выпал из числа людей.

Большей частью это раскулаченные мужики из-под Тулы, Воронежа, Курска, Орла, со всей Украины. Вместе с ними в наши северные места прибыло и южное словечко «куркуль».

Куркули даже внешне не походили на людей.

Одни из них — скелеты, обтянутые темной, морщинистой, казалось, шуршащей кожей, скелеты с огромными, кротко горящими глазами.

Другие, наоборот, туго раздуты — вот-вот лопнет посиневшая от натяжения кожа, телеса колышутся, ноги похожи на подушки, пристроченные грязные пальцы прячутся за наплывами белой мякоти.

И вели они себя сейчас тоже не как люди.

Кто-то задумчиво грыз кору на березовом стволе и взирал в пространство тлеющими, нечеловечьи широкими глазами.

Кто-то, лежа в пыли, источая от своего полуистлевшего тряпья кислый смрад, брезгливо вытирал пальцы с такой энергией и упрямством, что, казалось, готов был счистить с них и кожу.

Кто-то расплылся на земле студнем, не шевелился, а только клекотал и булькал нутром, словно кипящий титан.

А кто-то уныло запихивал в рот пристанционный мусорок с земли.

Больше всего походили на людей те, кто уже успел помереть. Эти покойно лежали — спали.

Но перед смертью кто-нибудь из кротких, кто тишайше грыз кору, вкушал мусор, вдруг бунтовал — вставал во весь рост, обхватывал лучинными, ломкими руками гладкий, сильный ствол березы, прижимался к нему угловатой щекой, открывал рот, просторно черный, ослепительно зубастый, собирался, наверное, крикнуть испепеляющее проклятие, но вылетал хрип, пузырилась пена. Обдирая кожу на костистой щеке, «бунтарь» сползал вниз по стволу и. затихал насовсем.

Такие и после смерти не походили на людей — по-обезьяньи сжимали деревья.

Взрослые обходили скверик. Только по перрону вдоль низенькой оградки бродил по долгу службы начальник станции в новенькой форменной фуражке с кричаще красным верхом. У него было оплывшее, свинцовое лицо, он глядел себе под ноги и молчал.

Время от времени появлялся милиционер Ваня Душной, степенный парень с застывшей миной — «смотри ты у меня!».

— Никто не выполз? — спрашивал он у начальника станции.

А тот не отвечал, проходил мимо, не подымал головы.

Ваня Душной следил, чтоб куркули не расползались из скверика — ни на перрон, ни на пути.

Мы, мальчишки, в сам скверик тоже не заходили, а наблюдали из-за заборчика. Никакие ужасы не могли задушить нашего зверушечьего любопытства. Окаменев от страха, брезгливости, изнемогая от упрятанной панической жалости, мы наблюдали за короедами, за вспышками «бунтарей», кончающимися хрипом, пеной, сползанием по стволу вниз.

Начальник станции — «красная шапочка» — однажды повернулся в нашу сторону воспаленно-темным лицом, долго глядел, наконец изрек то ли нам, то ли самому себе, то ли вообще равнодушному небу:

— Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью. Что за мир станет жить после нас? Что за мир.

Долго выдержать сквера мы не могли, отрывались от него, глубоко дыша, словно проветривая все закоулки своей отравленной души, бежали в поселок.

Туда, где шла нормальная жизнь, где часто можно было услышать песню:

Не спи, вставай, кудрявая!

страна встает со славою

Уже взрослым я долгое время удивлялся и гадал: почему я, в общем-то впечатлительный, уязвимый мальчишка, не заболел, не сошел с ума сразу же после того, как впервые увидел куркуля, с пеной и хрипом умирающего у меня на глазах.

Наверное, потому, что ужасы сквера появились не сразу и у меня была возможность как-то попривыкнуть, обмозолиться.

Первое потрясение, куда более сильное, чем от куркульской смерти, я испытал от тихого уличного случая.

Женщина в опрятном и поношенном пальто с бархатным воротничком и столь же опрятным и поношенным лицом на моих глазах поскользнулась и разбила стеклянную банку с молоком, которое купила у перрона на станции. Молоко вылилось в обледеневший нечистый след лошадиного копыта. Женщина опустилась перед ним, как перед могилой дочери, придушенно всхлипнула и вдруг вынула из кармана простую обгрызенную деревянную ложку. Она плакала и черпала ложкой молоко из копытной ямки па дороге, плакала и ела, плакала и ела, аккуратно, без жадности, воспитанно.

А. я стоял в стороне и — нет, не ревел вместе с ней — боялся, надо мной засмеются прохожие.

Мать давала мне в школу завтрак: два ломтя черного хлеба, густо намазанных клюквенным повидлом. И вот настал день, когда на шумной перемене я вынул свой хлеб и всей кожей ощутил установившуюся вокруг меня тишину. Я растерялся, не посмел тогда предложить ребятам. Однако на следующий день я взял уже не два ломтя, а четыре.

На большой перемене я достал их и, боясь неприятной тишины, которую так трудно нарушить, слишком поспешно и неловко выкрикнул:

— Мне шматочек, — отозвался Пашка Быков, парень с нашей улицы.

— И мне. И мне. Мне тоже.

Со всех сторон тянулись руки, блестели глаза.

— Всем не хватит! — Пашка старался оттолкнуть напиравших, но никто не отступал.

— Мне! Мне! Корочку.

Я отламывал всем по кусочку.

Наверное, от нетерпения, без злого умысла, кто-то подтолкнул мою руку, хлеб упал, задние, желая увидеть, что же случилось с хлебом, наперли на передних, и несколько ног прошлось по кускам, раздавило их.

— Пахорукий! — выругал меня Пашка.

И отошел. За ним все поползли в разные стороны.

На окрашенном повидлом полу лежал растерзанный хлеб. Было такое ощущение, что мы все вгорячах нечаянно убили какое-то животное.

вошла в класс. По тому, как она отвела глаза, как спросила не сразу, а с еле приметной запинкой, я понял — она голодна тоже.

— Это кто ж такой сытый?

И все те, кого я хотел угостить хлебом, охотно, торжественно, пожалуй, со злорадством объявили:

— Володька Тенков сытый! Он это.

Я жил в пролетарской стране и хорошо знал, как стыдно быть у нас сытым. Но, к сожалению, я действительно был сыт, мой отец, ответственный служащий, получал ответственный паек. Мать даже пекла белые пироги с капустой и рубленым яйцом!

Ольга Станиславна начала урок.

— В прошлый раз мы проходили правописание. — И замолчала. — В прошлый раз мы. — Она старалась не глядеть на раздавленный хлеб. — Володя Тенков, встань, подбери за собой!

Я покорно встал, не пререкаясь, подобрал хлеб, стер вырванным из тетради листком клюквенное повидло с пола. Весь класс молчал, весь класс дышал над моей головой.

После этого я наотрез отказался брать в школу завтраки.

Вскоре я увидел истощенных людей с громадными кротко-печальными глазами восточных красавиц.

И больных водянкой с раздутыми, гладкими, безликими физиономиями, с голубыми слоновьими ногами.

Истощенных — кожа и кости — у нас стали звать шкилетниками, больных водянкой — слонами.

И вот березовый сквер возле вокзала.

Я кой к чему успел привыкнуть, не сходил с ума.

Не сходил с ума я еще и потому, что знал: те, кто в нашем привокзальном березнячке умирал среди бела дня, — враги. Это про них недавно великий писатель Горький сказал: «Если враг не сдается, его уничтожают». Они не сдавались. Что ж. попали в березняк.

Вместе с другими ребятами я был свидетелем нечаянного разговора Дыбакова с одним шкилетником.

Дыбаков — первый секретарь партии в нашем районе, высокий, в полувоенном кителе с рублено прямыми плечами, в пенсне на тонком горбатом носу. Ходил он, заложив руки за спину, выгнувшись, выставив грудь, украшенную накладными карманами.

В клубе железнодорожников проходила какая-то районная конференция. Все руководство района во главе с Дыбаковым направлялось в клуб по усыпанной толченым кирпичом дорожке. Мы, ребятишки, за неимением других зрелищ тоже сопровождали Дыбакова.

Неожиданно он остановился. Поперек дорожки, под его хромовыми сапогами, лежал оборванец — костяк в изношенной, слишком просторной коже. Он лежал на толченом кирпиче, положив коричневый череп па грязные костяшки рук, глядел снизу вверх, как глядят все умирающие с голоду — с кроткой скорбью в неестественно громадных глазах.

Дыбаков переступил с каблука на каблук, хрустнул насыпной дорожкой, хотел было уже обогнуть случайные мощи, как вдруг эти мощи разжали кожистые губы, сверкнули крупными зубами, сипяще и внятно произнесли:

Обвалилась тишина, стало слышно, как далеко за пустырем возле бараков кто-то от безделья тенорит под балалайку:

Хорошо тому живется,

У кого одна нога,

Сапогов не много надо

И портошина одна.

— Аль боишься меня, начальник?

Из-за спины Дыбакова вынырнул, райкомовский работник товарищ Губанов, как всегда с незастегивающимся портфелем под мышкой:

Лежащий кротко глядел на него снизу вверх и жутко скалил зубы. Дыбаков движением руки отмахнул в сторону товарища Губанова.

— Поговорим. Спрашивай — отвечу.

— Перед смертью скажи. за что. за что меня. Неужель всерьез за то, что две лошади имел? — шелестящий голос.

— За это, — спокойно и холодно ответил Дыбаков.

— И признаешься! Ну-у, заверюга.

— Мал-чать! — подскочил опять товарищ Губанов.

И снова Дыбаков небрежно отмахнул его в сторону.

— Дал бы ты рабочему хлеб за чугун?

— Что мне ваш чугун, с кашей есть?

— То-то и оно, а вот колхозу он нужен, колхоз готов за чугун рабочих кормить. Хотел ты идти в колхоз? Только честно!

— Всяк за свою свободушку стоит.

— Да не свободушка причина, а лошади. Лошадей тебе своих жаль. Кормил, холил — и вдруг отдай. Собственности своей жаль! Разве не так?

Доходяга помолчал, помигал скорбно и, казалось, даже готов был согласиться.

— Отыми лошадей, начальник, и остановись. Зачем же еще и живота лишать? — сказал он.

— А ты простишь нам, если мы отымем? Ты за спиной нож на нас точить не станешь? Честно!

— Вот и мы не знаем. Как бы ты с нами поступил, если б чувствовал — мы на тебя нож острый готовим. Молчишь. Сказать нечего. Тогда до свидания.

Дыбаков перешагнул через тощие, как палки, ноги собеседника, двинулся дальше, заложив руки за спину, выставив грудь с накладными карманами. За ним, брезгливо обогнув доходягу, двинулись и остальные.

Он лежал перед нами, мальчишками, — плоский костяк и тряпье, череп на кирпичной крошке, череп, хранящий человеческое выражение покорности, усталости и, пожалуй, задумчивости. Он лежал, а мы осуждающе его разглядывали. Две лошади имел, кровопиец! Ради этих лошадей стал бы точить нож на нас. «Если враг не сдается. » Здорово же его отделал Дыбаков.

И все-таки было жаль злого врага. Наверное, не только мне. Никто из ребятишек не заплясал над ним, не стал дразнить:

С куркулихой гуляет

Я садился дома за стол, тянулся рукой к хлебу, и память разворачивала картины: направленные вдаль, тихо ошалелые глаза, белые зубы, грызущие кору, клокочущая внутри студенистая туша, разверстый черный рот, хрип, пена. И под горло подкатывала тошнота.

Раньше мать про меня говорила: «На этого не пожалуюсь, что ни поставь — уминает, за ушами трещит». Сейчас она подымала крик:

— Заелись! С жиру беситесь.

«С жиру бесился» я один, но если мать начинала ругаться, то всегда ругала сразу двоих — меня и брата. Брат был моложе на три года, в свои семь лет умел переживать только за самого себя, а потому ел — «за ушами трещит».

— Беситесь! Супу не хотим, картошки не хотим! Кругом люди черствому сухарю рады-радехоньки. Вам хоть рябчиков подавай.

О рябчиках я только читал стишки: «Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй!» Объявить голодовку, вообще отказаться от еды я не мог. Во-первых, не разрешила бы мать. Во-вторых, тошнота тошнотой, картинки картинками, а есть-то мне все-таки хотелось, и вовсе не буржуйских рябчиков. Меня заставляли проглотить первую ложку, а уж дальше шло само собой, я расправлялся с ободом, вставал из-за стола отяжелевший.

Вот тут-то все и начиналось.

Мне думается, совести свойственно чаще просыпаться в теле сытых людей, чем голодных. Голодный вынужден больше думать о себе, о добывании д л я с е б я хлеба насущного, само бремя голода понуждает его к эгоизму. У сытого больше возможности оглянуться вокруг, подумать о других. Большей частью из числа сытых выходили идейные борцы с кастовой сытостью — Гракхи всех времен.

Я вставал из-за стола. Не потому ли в привокзальном сквере люди грызут кору, что я съел сейчас слишком много?

Но это же куркули грызут кору! Ты жалеешь. «Если враг не сдается, его уничтожают!» А это «уничтожают» вот так, наверное, и должно выглядеть черепа с глазами, слоновьи ноги, пена из черного рта. Ты просто боишься смотреть правде в глаза.

Отец как-то рассказывал, что в других местах есть деревни, где от голода умерли все жители до единого — взрослые, старики, дети. Даже грудные дети. Про них-то уж никак не скажешь: «Если враг не сдается. «

Я сыт, очень сыт — до отвала. Я съел сейчас столько, что, наверное, пятерым хватило бы спастись от голодной смерти. Не спас пятерых, съел их жизнь. Только чью — врагов или не врагов.

А кто враг. Враг ли тот, кто грызет кору? Он им был — да! — но сейчас ему не до вражды, нет мяса па его костях, нет силы даже в его голосе.

Я съел весь свой обед сам и ни с кем но поделился.

Есть мне приходится по три раза в день.

Как-то под утро я внезапно проснулся. Мне ничего не приснилось, просто взял да открыл глаза, увидел комнату в загадочно-пепельном сумраке, за окном серенький, уютный рассвет.

Далеко на пристанционных путях заносчиво прокричала маневровая «овечка». Ранние синицы попискивали на старой липе. Скворец-папаша прочищал горло, пробовал петь по-соловьиному — бездарь! С болот па задах нежно, убеждающе закуковала кукушка. «Кукушка! Кукушка! Сколько мне жить?» И она роняет и роняет свое «ку-ку», как серебряные яички.

И все это происходит в удивительно покойных сереньких сумерках, в тесном, притушенном, уютном мире. В нечаянно вырванную у сна минуту я вдруг тихо радуюсь очсвиднейшему факту — существует на белом свете некий Володька Тенков, человек десяти лет от роду. Существует — как это прекрасно! «Кукушка! Кукушка! Сколько мне. » «Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку. » Щедра без устали.

В это время далеко, где-то в самом конце нашей улицы загремело. Распарывая сонный поселок, приближалась расхлябанная телега, сминая серебряный голос кукушки, писк синиц, потуги бездарного скворца. Кто это и куда так сердито спешит в такую рань.

И неожиданно меня ожгло: кто? да ясно! Об этих ранних поездках говорит весь поселок. Комхозовскнй конюх Абрам едет «собирать падалицу». Каждое утро он въезжает на своей телеге прямо в привокзальный березняк, начинает шевелить лежащих — жив или нет? Живых не трогает, мертвых складывает в телегу, как дровяные чурки.

Гремит расхлябанная телега, будит спящий поселок. Громит и стихает.

После нее не слышно птиц. Какую-то минуту просто никого и ничего не слышно. Ничего. Но странно — нет и тишины. «Кукушка! Кукушка. » Ах, не надо! Не все ли равно, сколько лет проживу на свете? Да так ли уж мне хочется долго жить.

Но словно ливень из-под крыши, обрушились проснувшиеся воробьи. Зазвенели ведра, раздались женские голоса, заскрипел ворот колодца.

— Крыши чинить! Дрова пилить! Помойки чистить! Любая работа! — Сильный, с вызовом баритон.

— Крыши чинить! Дрова пилить! Помойки чистить! — повторил мальчишеский альт.

Это тоже высланные куркули — отец и сын. Отец — высокий, костлявоплечистый, бородатый, сурово-важный, сын — жилисто-худенький, веснушчатый, очень серьезный, постарше меня года на два, на три.

Каждый наш день начинается с того, что они громко, в два голоса, почти высокомерно предлагают поселку чистить помойки.

Я не должен есть свои обеды один.

Я обязан с кем-то делиться.

Наверное, с самым, самым голодным, даже если он враг.

Кто — самый. Как узнать?

Не трудно. Следует пойти в березовый скверик и протянуть руку с куском хлеба первому же попавшемуся. Ошибиться нельзя, там все — самые, самые, иных нет.

Одному протянуть руку, а других не заметить. Одного осчастливить, а десятки обидеть отказом? И это будет воистину смертельная обида. Те, к кому рука не протянется, будут вывезены конюхом Абрамом.

Могут ли обойденные согласиться с тобой. Не опасно ли открыто протягивать руку помощи.

Конечно же, я тогда думал не так, не такими словами, какими пишу сейчас, тридцать шесть лет спустя. Скорей всего я тогда вовсе не думал, а остро чувствовал, как животное, интуитивно угадывающее будущие осложнения. Не разумом, а чутьем тогда я осознал: благородное намерение — разломи пополам свой хлеб насущный, поделись с ближним — можно свершить только тайком от других, только воровски!

Я украдкой, воровски не доел то, что поставила передо мной на стол мать. Я воровски загрузил в свои карманы честно сэкономленные три куска хлеба, завернутый в газету комок пшенной каши величиной с кулак и чистый, совершенный, как кристалл, кусочек сахара-рафинада. Среди бела дня я вышел на воровское дело — на тайную охоту на самого, самого голодного.

Я встретил Пашку Быкова, с которым учился в одном классе, жил на одной улице, дружить не дружил, а враждовать остерегался. Я знал, что Пашка голоден всегда — днем и ночью, до обеда и после обеда. Семья Быковых — семь человек, все семеро живут на рабочие карточки отца, который работает сцепщиком на железной дороге. Но я не поделился с Пашкой хлебом — не самый.

Я встретил скрюченную бабку Обноскову, которая жила тем, что собирала на обочинах дорог, на полях, на опушках леса травки и корешки, сушила, варила, парила их. Другие такие одинокие старухи все поумирали. Я не поделился с бабкой — еще не самая.

Мимо меня протрусил Борис Исаакович Зильбербрунер в галошках, привязанных веревочками к грязным лодыжкам. Если б я встретил этого Зильбербрунсра раньше, то, как знать, возможно, решил — тот самый. Недавно он был одним из шкилетников, торчащих возле столовки, но приноровился делать рыболовные крючки из проволоки, за них платили даже куриными яйцами.

Наконец я налетел на одного из шатающихся по поселку слонов. Широченный, что платяной шкаф, в просторном мужицком малахае цвета пахотной земли, в запорожской, казацкой шапке — грачиное гнездо, с пышными, голубовато-бледными ногами, которые при каждом шаге тряслись, как овсяный кисель, и смогли бы уместиться только каждая в банной лохани.

Может, и он был еще не тот самый. Продолжи я свою охоту, наверное, наскочил бы на более несчастного, но остатки обеда жгли меня сквозь карманы, требовали: делись немедля!

Он остановился, тяжело дыша, нацелил на меня со своей башенной высоты глаза-щелки.

Бледное раздутое лицо вблизи поражало неестественным гигантизмом — какие-то плавающие, словно дряблые ягодицы, щеки, низвергающийся на грудь подбородок, веки, совсем утопившие в себе глаза, широченная, натянутая до труппой синевы переносица. На таком лице ничего нельзя прочесть, ни страха, ни надежды, ни растроганности, ни подозрительности, — подушка.

Терзая карман, я неловко стал освобождать первый кусок хлеба.

Разглаженная физиономия дрогнула, туго надутая, с короткими, грязными, несгибающимися пальцами кисть протянулась, взяла кусок нежно, настойчиво, нетерпеливо. Так берет из руки хлеб теленок с теплым носом и мягкими губами.

— Спасибо, хлопчик, — сказал фистулой слон.

Я выложил ему все, что у меня было.

— Завтра. На пустыре. Возле штабелей. Что-нибудь еще. — пообещал я и кинулся прочь с облегченными карманами и облегченной совестью.

Весь день я был счастлив. Внутри, в подреберье, где живет душа, было прохладно и тихо.

На пустыре, возле штабелей. Да этот раз я нес восемь кусков хлеба, два ломтика сала, старую консервную банку, набитую тушеной картошкой. Все это я должен был съесть сам и не съел, сэкономил, когда отворачивалась мать.

Я бежал к пустырю вприпрыжку, придерживая обеими руками оттопыривающуюся на животе рубаху. Чья-то тень упала мне под ноги.

— Молодой человек! Молодой человек! Молю! Уделите минутку.

Ко мне ли обращаются столь почтительно.

Поперек дороги стояла женщина в пыльной шляпке, известная всем по прозвищу Отрыжка. Она была не слонихой и не шкилетницсй, просто инвалидкой, изуродованной какой-то странной болезнью. Все ее сухое тело неестественно измято, скрючено, вывернуто — плечики перекошены, спина откинута, маленькая птичья голова в замусоленной суконной шляпке с тусклым перышком где-то далеко позади всего тела. Время от времени эта голова делает отчаянное встряхивание, словно хозяйка собирается лихо воскликнуть: «Эх! И спляшу вам!» Но Отрыжка не плясала, а обычно начинала сильно-сильно подмигивать всей щекой.

Сейчас она подмигивала мне и говорила страстным, слезливым голосом:

— Молодой человек, поглядите на меня! Не стесняйтесь, не стесняйтесь, вниммательней. Вы когда-нибудь видели обиженное богом существо. — Она подмигивала и наступала на меня, я пятился. — Я больна, я беспомощна, но у меня дома сын. Я — мать, я люблю его всей душой, я готова на все, чтоб его накормить. Мы оба забыли вкус хлеба, молодой человек! Маленький кусочек, прошу вас.

Веселое до жути подмигивание всей щекой, черная рука с грязной тряпочкой, чтоб промокнуть глаза. Откуда она узнала, что у меня под рубахой хлеб? Не сказал же ей слон, который ждет меня на пустыре. Слону выгодно молчать.

— Готова встать перед вами па колени. У вас такое доброе. у вас ангельское лицо.

Как она узнала о хлебе? Нюхом? Колдовством. Я не понимал тогда, что не я один пытался подкормить ссыльных куркулей, что у всех простодушных спасителей было красноречиво воровское, виноватое выражение лица.

Устоять перед страстью Отрыжки, перед ее развеселым подмигиванием, перед скомканной грязной тряпицей я не мог. Я отдал весь хлеб с ломтиками сала, оставив вместе с банкой тушеной картошки только один кусок.

Но Отрыжка пожирала сорочьими глазами консервную банку, трясла пыльной шляпкой с перышком, стонала:

— Мы гибнем! Мы гибнем! Я и мой сын — мы гибнем.

Я отдал ей и картошку. Она засунула банку под кофту, жадно блеснула глазом на оставшийся в моей руке последний ломоть хлеба, дернула головой эх, спляшу! — еще раз подмигнула щекой, пошла прочь, накрененная набок, как тонущая лодка.

Я стоял и разглядывал хлеб в руке. Кусок был мал, завожен в кармане, помят, а ведь я сам позвал — приходи на пустырь, я заставил голодного ждать целые сутки, сейчас я ему поднесу такой вот кусочек. Нет, уж лучше не позориться.

И я с досады — да и с голода тоже, — не сходя с места, съел хлеб. Он неожиданно был очень вкусен и. ядовит. Целый день после него я чувствовал себя отравленным: как я мог — вырвал изо рта у голодного! Как я мог.

А утром, выглянув в окно, я похолодел. Под окном у нашей калитки торчал знакомый слон. Он стоял, облаченный в свой необъятный кафтан цвета свежевспаханного поля, сложив жабьи мягкие руки на тучном животе, ветерок шевелил грязный мех на его казацкой шапке, — недвижим и башнеподобен.

Я сразу почувствовал себя гадким лисенком, загнанным в нору собакой. Он может простоять до вечера, может так стоять и завтра и послезавтра, спешить ему некуда, а стояние обещает хлеб.

Я дождался, пока мать ушла из дому, забрался в кухню, отвалил от буханки увесистую горбушку, достал из мешка десяток крупных сырых картофелин и выскочил.

У пахотного кафтана были бездонные карманы, в которых, наверное, могли бы исчезнуть все наши семейные запасы хлеба.

— Сынку, нэ вирь подлой бабе. Немае у нэй никого. Ни сына нэма, ни дочкы.

Я и без него об этом догадывался — Отрыжка обманывала, но попробуй отказать ей, когда стоит перед тобой изломанная, подмигивает щекой и держит в руке грязную тряпицу, чтоб промокнуть глаза.

— Ой, лыхо, сынку, лыхо. Смэрть и та грэбуе. Ой, лыхо, лыхо. — Сипло вздыхая, он медленно отчалил, с натугой волоча пышные ноги по занозистым доскам поселкового тротуара, обширный, как стог, величественный, как обветшалый ветряк. — Ой, лыхо мни, лыхо.

Я повернулся к дому и вздрогнул: передо мной стоял отец, на гладко выбритой голове играет солнечный зайчик, тучновато-плотный, в парусиновой гимнастерке, перехваченной тонким кавказским ремешком с бляшками, лицо не хмурое и глаза не завешаны бровями — спокойное, усталое лицо.

Шагнул на меня, положил па мое плечо тяжелую руку и надолго загляделся куда-то в сторону, наконец спросил:

— Ты дал ему хлеба?

И он снова вглядывался в даль.

Я люблю своего отца и горжусь им.

О великой революции, о гражданской войне сейчас поют песни и складывают сказки. Это о моем отце поют, о нем складывают сказки!

Он из тех солдат, которые первыми отказались воевать за царя, арестовали своих офицеров.

Он слышал Ленина на Финском вокзале. Он видел его стоящим на броневике, живым — не на памятнике.

Он был в гражданскую комиссаром Четыреста шестнадцатого ревнолка.

У него на шее рубец от колчаковского осколка.

Он получил в награду именные серебряные часы. Их потом украли, но я сам держал их в руках, видел надпись на крышке: «За проявленную храбрость в боях с контрреволюцией».

Я люблю отца и горжусь им. И всегда боюсь его молчания. Сейчас вот помолчит и скажет: «Я всю жизнь воюю с врагами, а ты их подкармливаешь. Не предатель ли ты, Володька?»

Но он тихо спросил:

— Почему этому? Почему не другому?

— Подвернется другой — дашь?

— Н-не знаю. Наверное, дам.

— А хватит ли у нас хлеба накормить всех?

Я молчал и смотрел в землю.

— У страны не хватает на всех-то. Чайной ложкой море не вычерпаешь, сынок. — Отец легонько подтолкнул меня в плечо. — Иди играй.

Знакомый слон начал вести со мной молчаливый поединок. Он подходил под наше окно и стоял, стоял, стоял, застывший, неряшливый, лишенный лица. Я старался не глядеть на него, терпел, и. слон выигрывал. Я выскакивал к нему с куском хлеба или холодной картофельной оладьей. Он получал дань и медлительно удалялся.

Однажды, выскочив к нему с хлебом и хвостом трески, выловленным из вчерашней похлебки, я вдруг обнаружил, что под нашим забором на пыльной траве валяется еще один слон, укрытый извоженной, когда-то черной железнодорожной шинелью. Он лишь приподнял навстречу мне нечесаную, в колтунах и болячках голову, прохрипел:

И я увидел, что это правда, отдал ему кусок вареной трески.

На следующее утро под нашим забором лежали еще три шкилетника. Я попадал уже в полную осаду, я теперь не мог уже ничего вынести, чтобы откупиться. Пятерых не подкормишь от своих обедов и завтраков, да и запасов у матери на всех недостанет.

Брат бегал смотреть на гостей, возвращался возбужденно-радостный:

— Еще один шкилетник к Володьке приполз!

— Лежку устроили, словно мы всех богаче. Прикормили паразитов, ироды!

Как всегда, она ругала сразу двоих, хотя брат был не виновен ни сном ни духом. Мать ругалась, но выйти и отогнать голодных куркулей не решалась. Молча проходил мимо голодного лежбища и мой отец. Мне он не сказал в упрек ни единого слова.

— Вот кувшин — за квасом в столовку сбегай. И быстро мне!

Делать нечего, я принял из ее рук стеклянный кувшин.

Сквозь калитку на волю я проскочил беспрепятственно, не вялым слонам и не еле ползающим шкилетиикам перехватить меня.

Я долго толкался в столовке-чайной, покупал квас. Квас был настоящий, хлебный — никак не витаминный морс, — потому продавался не каждому, кто захочет, а только по спискам. Но торчи не торчи, а возвращаться надо.

Они меня ждали. Все лежачие сейчас торжественно стояли на ногах. Каскады заплат, медь кожи сквозь прорехи, зловещие оскалы заискивающих улыбок, знойные глаза, безглазые физиономии, тянущиеся ко мне руки, тощие, как птичьи лапы, круглые, как мячи, и надтреснутые, шершавые голоса:

— Помираю, ма-а-альчик. Перед смертью куснуть.

— Хошь, руку свою съем? Хошь? Хошь.

Я стоял перед ними и прижимал к груди холодный кувшин с мутным квасом.

И вдруг со стороны, энергично тряся пером на шляпке, налетела Отрыжка:

— Молодой человек! Молю! На коленях молю!

Она действительно упала передо мной на колени, заламывая не только руки, но и спину и голову, подмигивая куда-то вверх, в синее небо, господу богу.

И это была уже лишка. У меня потемнело в глазах. Из меня рыдающим галопом вырвался чужой, дикий голос:

— Ухо-ди-те! Уходи-тс!! Сволочи! Гады! Кровопийцы!! Уходите!

Отрыжка деловито поднялась, стряхнула мусор с юбки. Остальные, разом потухнув, опустив руки, начали поворачиваться ко мне спинами, расползаться без спешки, вяло.

А я не мог остановиться, кричал рыдающе:

С инструментом на плечах подошли работяги — бородатый, степенный отец с конопатым, очень серьезным сыном, который был старше меня только на два года. Сын небрежно двинул подбородком в сторону разбредавшихся куркулей:

Отец важно кивнул в знак согласия, и они оба с откровенным презрением посмотрели на меня, встрепанного, заплаканного, нежно прижимающего к груди кувшин с квасом. Я для них был не жертва, которой нужно сочувствовать, а один из участников шакальей игры.

Они прошли. Отец нес на прямом плече пилу, и та гнулась под солнцем широким полотнищем, выплескивала беззвучные молнии, шаг — и вспышка, шаг и вспышка.

Наверное, моя истерика была воспринята доходягами как полное излечение от мальчишеской жалости. Никто уже больше не выстаивал возле нашей калитки.

Я излечился. Пожалуй. Теперь бы я не вынес куска хлеба слону, стой тот перед моим окном хоть до самой зимы.

Мать ахала и охала — ничего не ем, худею, синячищи под глазами. Она трижды на день устраивала мне пытку:

— Опять уставился в тарелку? Опять не угодила? Ешь! Ешь! На молоке сварена, масла положила, посмей только отвернуться!

Из муки, хранившейся к праздникам, она пекла мне пироги с капустой и рубленым яйцом. Я очень любил эти пироги. Я их ел. Ел и страдал.

Теперь я всегда просыпался перед рассветом, никогда не пропускал стука телеги, которую гнал конюх Абрам к привокзальному скверику.

Гремела утренняя телега.

Не спи, вставай, кудрявая!

Гремела телега — знамение времени! Телега, спешившая собрать трупы врагов революционного отечества.

Я слушал ее и сознавал: я дурной, неисправимый мальчишка, ничего не могу с собой поделать — жалею своих врагов!

Как-то вечером мы сидели с отцом дома на крылечке.

У отца в последнее время было какое-то темное лицо, красные веки, чем-то он напоминал мне начальника станции, гулявшего вдоль вокзального сквера в красной шапке.

Неожиданно внизу, под крыльцом, словно из-под земли выросла собака. У нее были пустынно-тусклые, какие-то непромыто желтые глаза и ненормально взлохмаченная на боках, на спине, серыми клоками шерсть. Она минуту-другую пристально глядела на нас своим пустующим взором и исчезла столь же мгновенно, как и появилась.

— Что это у нес шерсть так растет? — спросил я.

Отец помолчал, нехотя пояснил:

— Выпадает. От голода. Хозяин ее сам, наверное, с голодухи плешивеет.

И меня словно обдало банным паром. Я, кажется, нашел самое, самое несчастное существо в поселке. Слонов и шкилетников нет-нет да кто-то и пожалеет, пусть даже тайком, стыдясь, про себя, нет — нет да и найдется дурачок вроде меня, который сунет им хлебца. А собака. Даже отец сейчас пожалел не собаку, а ее неизвестного хозяина — «с голодухи плешивеет». Сдохнет собака, и не найдется даже Абрама, который бы ее прибрал.

На следующий день я с утра сидел на крыльце с карманами, набитыми кусками хлеба. Сидел и терпеливо ждал — не появится ли та самая.

Она появилась, как и вчера, внезапно, бесшумно, уставилась на меня пустыми, немытыми глазами. Я пошевелился, чтоб вынуть хлеб, и она шарахнулась. Но краем глаза успела увидеть вынутый хлеб, застыла, уставилась издалека на мои руки — пусто, без выражения.

— Иди. Да иди же. Но бойся.

Она смотрела и не шевелилась, готовая в любую секунду исчезнуть. Она не верила ни ласковому голосу, ни заискивающим улыбкам, ни хлебу в руке. Сколько я ни упрашивал — не подошла, но и не исчезла.

После получасовой борьбы я наконец бросил хлеб. Не сводя с меня пустых, не пускающих в себя глаз, она боком, боком приблизилась к куску. Прыжок — и. ни куска, ни собаки.

На следующее утро — новая встреча, с теми же пустынными псреглядками, с той же несгибаемой недоверчивостью к ласке в голосе, к доброжелательно протянутому хлебу. Кусок был схвачен только тогда, когда был брошен на землю. Второго куска я ей подарить уже не мог.

То же самое и на третье утро, и на четвертое. Мы не пропускали ни одного дня, чтоб не встретиться, но ближе друг другу не стали. Я так и не смог приучить ее брать хлеб из моих рук. Я ни разу не видел в ее желтых, пустых, неглубоких глазах какого-либо выражения — даже собачьего страха, не говоря уже о собачьей умильности и дружеской расположенности.

Похоже, я и тут столкнулся с жертвой времени. Я знал, что некоторые ссыльные питались собаками, подманивали, убивали, разделывали. Наверное, и моя знакомая попадала к ним в руки. Убить ее они не смогли, зато убили в ней навсегда доверчивость к человеку. А мне, похоже, она особенно не доверяла. Воспитанная голодной улицей, могла ли она вообразить себе такого дурака, который готов дать корм просто так, ничего не требуя взамен. даже благодарности.

Да, даже благодарности. Это своего рода плата, а мне вполне было достаточно того, что я кого-то кормлю, поддерживаю чью-то жизнь, значит, и сам имею право есть и жить.

Не облезшего от голода пса кормил я кусками хлеба, а свою совесть.

Не скажу, чтоб моей совести так уж нравилась эта подозрительная пища. Моя совесть продолжала воспаляться, но не столь сильно, не опасно для жизни.

В тот месяц застрелился начальник станции, которому по долгу службы приходилось ходить в красной шапке вдоль вокзального скверика. Он не догадался найти для себя несчастную собачонку, чтоб кормить каждый день, отрывая хлеб от себя.

Д о к у м е н т а л ь н а я р е п л и к а.

В самый разгар страшного голода в феврале 1933 года собирается в Москве Первый всесоюзный съезд колхозников-ударников. И на нем Сталин произносит слова, которые на много лет стали крылатыми: «сделаем колхозы большевистскими», «сделаем колхозников — зажиточными».

Самые крайние из западных специалистов считают — на одной лишь Украине умерло тогда от голода шесть миллионов человек. Осторожный Рой Медведев использует данные более объективные: «. вероятно, от 3 до 4 миллионов. » по всей стране.

Но он же, Медведев, взял из ежегодника 1935 года «Сельское хозяйство СССР» (М. 1936, стр. 222) поразительную статистику. Цитирую: «Если из урожая 1928 года было вывезено за границу менее 1 миллиона центнеров зерна, то в 1929 году было вывезено 13, в 1930 году — 48,3, в 1931 году — 51,8, в 1932-м — 18,1 миллиона центнеров. Даже в самом голодном, 1933 году в Западную Европу было вывезено около 10 миллионов центнеров зерна!»

«Сделаем всех колхозников зажиточными!»

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке *****

Источник: http://pandia.ru/text/78/055/69522.php

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. ЛОМОНОСОВА ФАКУЛЬТЕТ ФИЛОЛОГИИ КАФЕДРА ОБЩЕЙ ТЕОРИИ СЛОВЕСНОСТИ . »

Кроме того, некоторые предметы и дисциплины идентифицируются у студентов и школьников с полом преподавателя. Тем самым программируется и выбор профессии в зависимости от пола – математика, программирование, фи зика предпочтительнее для мужчин, потому что именно эти предметы чаще всего преподают мужчины, а литература, иностранный язык, музыка – для же нщин. Однако парадокс современной общеобразовательной школы состоит в том, что содержание учебных планов имеет скорее естественно-научную на правленность – если речь идет об обычной средней школе, а не о специализи рованных профилирующих гимназиях и классах – а значит, в основном мужс кой уклон. Однако осуществляют эту стратегию, в основном, учителя женщины, предъявляющие требования, которые скорее способны выполнить девочки, – прилежание, усидчивость, дисциплинированность, аккуратность, пошаговое выполнение заданий по алгоритму. Мальчики же, как правило, ока зываются более успешными на этапе собственного логического поиска, что не всегда приветствуется в современной школьной системе. Значит, мальчики вы нужденно оказываются проигрывающими «на собственном поле» – в тех облас тях, в которых от них стереотипно ожидают успеха.

Начиная с дошкольного возраста, педагоги поощряют мальчиков к само выражению и активности, а девочек – к послушанию и прилежанию, опрятному внешнему виду. C самого рождения, детского сада и далее – в школе – родите ли и педагоги оказывают значимое влияние на формирование гендерной социа лизации ребенка, нередко воспроизводя представления о женщинах как подчи ненных, зависимых, нежных, почтительных, и не стремящихся к достижениям, а о мальчиках как доминирующих, независимых, решительных, культивируя в своем отношении принципы архетипичного гендерного поведения (см. прило жение 6). Фраза из анкеты, заполненной педагогом таганрогской начальной школы в рамках нашего опроса, процедура проведения которого будет подроб но описана ниже: «Это же мальчики, они должны быть самостоятельными!»

Возникает вопрос: а девочки не должны? В данном случае в деятельности про фессионала проявился ложный гендерный стереотип, закладывающий иска женные ролевые модели в реальные межличностные отношения. В некоторых детских садах девочек и мальчиков разделяют на группы по половому признаку – девочки играют в семью, а мальчики – в профессию, мальчики помогают вос питателям собирать осенние листья на территории, а девочки играют в свои иг ры (потому что им объяснили, что они – слабые).

Таким образом, ожидания школьных учителей играют важную роль в фо рмировании личности – учителя очень часто воспроизводят гендерные стерео типы. Во время урока учителя в первую очередь отвечают на вопросы мальчи ков, реагируют на их поднятые руки, а вопросы девочек статистически чаще остаются вообще без внимания. Мальчикам дается больше времени на ответ, ввиду стереотипного бессознательного ожидания учителей, что мальчик спосо бен сообразить на месте [Сабунаева, Гусева 2009]. Мальчиков хвалят за их зна ние и правильные ответы, а девочек – за послушание и прилежание. Соответст венно, незнание девочек объясняется отсутствием способностей, незнание же мальчиков – только ленью. В результате девочек меньше настраивают на рабо ту, их поощряют принять то, что есть, как должное и ориентируют на как мож но более точное воспроизведение, формируют в них боязнь привлечь к себе внимание лишний раз или совершить ошибку, а мальчиков, напротив, стимули руют работать больше, чтобы добиться успеха.

«Изучения реакции учителей на различия полов в классе, к сожалению, весьма редки. Существующие исследования показывают, что девочек вознаг раждают за молчание, послушание, сговорчивость, в то время как в мальчиках терпят гораздо более своенравное поведение», – пишет социолог Э. Гидденс [Гидденс 2005: 281]. Исследований гендерных установок учителей действите льно проводилось очень мало, и для некоего восполнения этой лакуны, а также для подтверждения гипотезы о том, что учителя начальной школы активно тра нслируют своим поведением существующие в обществе стереотипы гендерного поведения, нами был проведен пилотажный опрос среди 12 учителей началь ных классов четырех ГБОУ СОШ г. Таганрога, 8 учителей ГБОУ СОШ г. Москвы и 20 студентов Московского педагогического государственного уни верситета, в котором они вербализовали свои осознанные и подсознательные требования к гендерной компетенции учащихся.

В опросе приняли участие учителя разного возраста и педагогического стажа от 3 до 30 лет, а также студенты выпускного курса факультета начально го образования МПГУ. Подобный выбор был продиктован необходимостью до стижения сравнительно высокого уровня валидности результатов даже при ма лой группе респондентов – добиться этого представлялось возможным с помо щью целевой выборки респондентов с различными показателями возраста, опыта, пола, географических территорий проживания. Отметим, что все опро шенные учителя были женщинами, а среди опрошенных студентов были мужчин и 9 женщин, все студенты не имели педагогического стажа, но имели опыт педагогической практики в школе, которая была успешно пройдена всеми респондентами в рамках обязательной университетской программы.

Учителям начальных классов и студентам предлагались для заполнения одинаковые опросники, включавшие в себя вопросы об основных стратегиях воспитания мальчиков и девочек, которые они используют (или планируют ис пользовать) в своей работе, и моделирование различных гендерно маркирован ных ситуаций, где опрашиваемые должны были описать свои предположитель ные действия и реакции (девочки дерутся;

мальчик играет с куклой и т. д.). Опрос был заочным (раздаточным) и включал в себя как закры тые (дихотомические) вопросы, так и открытые (неструктурированные и вопро сы с завершением), а также группу проективных заданий.

Для установления контакта с респондентом первый блок заданий – после демографической части – был облегченным и включал в себя только дихотоми ческие вопросы: «Часто ли, по-вашему, нужно напоминать детям об их поло вой принадлежности?» (да/нет) и «Кому, по вашему мнению, принадлежит ве дущая роль в полоролевом воспитании?» (школе/семье). Подавляющее боль шинство респондентов ответили положительно на первый вопрос (18 из 20) и выбрали ответ «семье» во втором (14 из 20).

Второй блок включал в себя неструктурированные вопросы и вопросы, требующие завершения, касающиеся гендерных установок учителей, реализуе мых (или планируемых быть реализованными) в непосредственном общении с детьми: «Как Вы считаете, воспитываете ли Вы в девочках будущих женщин?

В чем это выражается?», «Как Вы считаете, воспитываете ли Вы в мальчи ках будущих мужчин? В чем это выражается?», «Вы стремитесь, чтобы ма льчики в Вашем классе были…….», «Вы стремитесь, чтобы девочки в Вашем классе были…….», «В чем основная трудность в воспитании мальчиков млад шего школьного возраста?», «В чем основная трудность в воспитании девочек младшего школьного возраста?»

Ответы опрашиваемых в большинстве своем показали, что гендерные установки педагогов восходят к патриархатному стереотипу [Каркищенко 2013:

65]. Так, на вопрос, воспитывают ли учителя в девочках будущих женщин и в чем это выражается, ответы были следующими:

«…Учу помогать мальчикам в застегивании пуговиц, учу и помогаю при водить волосы в порядок…» (Н.В., учитель начальных классов);

«Стараюсь научить их дружить друг с другом и мальчиками, не завидо вать, быть добрыми, приветливыми, сострадать другим». (Т.С., учитель на чальных классов);

«…провожу беседы об отношениях будущей матери к ребенку…» (Л.К., учитель начальных классов);

«Нужно учить девочек заботиться о себе и других» (П.Р., студент 5 кур са).

На аналогичный вопрос о воспитании мальчиков, были получены ответы:

«Учу их мыслить самостоятельно, не бояться отстаивать свою точку зрения» (Н.В., учитель начальных классов);

«Главное – чтобы они у меня научились думать!» (Ю.В., учитель началь ных классов);

«Нужно учить их размышлять самостоятельно, обдумывать ситуации, принимать решения» (П.Р., студент 5 курса);

«Стараюсь сделать так, чтобы они были ответственными, сильными, понимали, что они должны защищать слабых и умели постоять за себя» (Л.К., учитель начальных классов).

Лексика, используемая респондентами при ответах на неструктурирован ные вопросы, является в данном случае маркером их гендерных установок. Так, очевидно преобладание лексико-семантической группы (ЛСГ) ментальных глаголов (мыслить, думать, обдумывать, размышлять), а также ЛСГ глаго лов защиты (защищать, постоять (за себя), отстаивать), когда речь идет о требуемых характеристиках мальчиков, и преобладание ЛСГ глаголов межли чностных отношений в перечислении желаемых характеристик девочек (по могать, заботиться, дружить, сострадать).

Согласно сконструированным респондентами завершениям предложений «Вы стремитесь, чтобы мальчики/девочки в Вашем классе были….», мальчи ков в своих классах учителя хотели бы видеть активными, ответственными, смышлеными, любознательными. В то время как девочек – аккуратными, усид чивыми, ласковыми и прилежными.

На вопрос, в чем основная трудность в воспитании мальчиков младшего школьного возраста, ответы были следующими:

«Необходимо мальчиков не нянчить, а направлять, чтобы у будущих мужчин не формировалось потребительское отношение к жизни, а напротив, осознание того, что добиваться всего надо самостоятельно» (А.Ш., студентка 5 курса);

«Неадекватность в восприятии полученной информации» (В.Ч., студент 5 курса);

«Трудно преодолеть их вспышки гнева, чувство вседозволенности, жела ние выделиться пусть даже неблаговидным поступком» (Л.Т., учитель началь ных классов).

Примеры ответов на аналогичный вопрос о трудностях в воспитании де вочек:

«Им часто хочется стукнуть мальчишек, показать силу, они не понима ют, что им как девочкам этого нельзя, и надо терпеть» (Л.Т., учитель началь ных классов);

«Их нужно научить понимать, в чем их отличие от мальчиков, как нуж но себя вести» (Е.Б., студентка 5 курса);

«Порой и тяжело объяснить, ЧТО и ПОЧЕМУ неприлично. А еще – по чему им нельзя то, что, в общем-то, можно мальчикам» (А.Ш., студентка курса).

Показателем гендерных установок учителей является в данном случае ак тивное использование конструкций со значением долженствования и запреще ния в ответах на вопрос о девочках: нужно/надо (21 раз), нельзя (12 раз), долж ны (9 раз). В ответах, касающихся воспитания мальчиков, статистика была иной: нужно/надо (3 раза), нельзя (4 раза), должны (2 раза). Подобное соотно шение свидетельствует о существовании, возможно, бессознательных устано вок учителей, способствующих активизации приемов скрытого давления на девочек и проявляющихся в коммуникации посредством использования опре деленных синтаксических и лексических конструкций.

Также обращает на себя внимание и то, что почти 80% ответов, касающи хся воспитания девочек, говорили о трудностях, связанных с неодинаковостью стереотипно допустимого поведения для детей разных полов, и, таким образом, основная проблема в воспитании девочек сводилась, по мнению большинства респондентов, к трудности ограничения девочек рамками «приличного» пове дения через призму соотношения того, что разрешено мальчикам, но запрещено девочкам. Трудности же в воспитании мальчиков не были зеркальными по сра внению с описанными выше и никак не соотносились с поведением девочек, а касались исключительно качеств и характерных свойств данного пола (по мне нию респондентов): вспышки гнева, чрезмерная активность, нетерпеливость, вечное желание подраться.

Подтверждением описанного вывода является количественное соотноше ние использования лексем «мальчик» и «девочка» и синонимичных им в отве тах респондентов, касающихся трудностей в воспитании мальчиков и воспита нии девочек. В 40 ответах, связанных с воспитанием мальчиков, лексема девоч ка и синонимичные ей (девчонка) встретились 4 раза: не обижать девочек (2), уважать девочек, помогать девочкам. В 40 ответах о воспитании девочек лек сема мальчик и синонимичные ей (мальчишка, будущий мужчина) встретились 26 раз. Типичное и наиболее частотное употребление данной лексемы – в зна чении «нельзя то, что можно мальчикам» (18 раз).

Приведенные данные вновь подтверждают присутствие скрытого давле ния со стороны учителей. Ключевая проблема в воспитании девочек, согласно полученным ответам, – их осознанная дискриминация, так как им негласно раз решено меньше, чем мальчикам, и осознание этого несоответствия не проходит безболезненно, так как является наиболее трудным этапом в воспитании дево чек данного возраста, по мнению большинства учителей, принявших участие в опросе.

Проективные реакции на гендерно маркированные ситуации (будут драться девочки;

мальчик играет с куклой;

девочка лезет на дерево;

мальчик плачет от обиды) также вписывались в общую тенденцию ответов – так, наи более частотными формулировками были «Объясню, что девочки/мальчики так не поступают» (23 раза).

Как уже говорилось выше, такие же опросники давались для заполнения и студентам старших курсов педагогических вузов (МГПУ). При этом, несмот ря на то, что количество опрошенных студентов (11) превысило количество студенток (9), ожидаемой разницы в ответах найдено не было. Независимо от пола, возраста и опыта работы ответы опрошенных были практически идентич ными.

Подобные результаты подтверждают наше предположение об активном функционировании в современной школе культурно обусловленных стереоти пов патриархатного поведения, где от мужчины ожидается, что он будет зани мать активную, доминирующую позицию в обществе, добиваться успеха прак тически любыми средствами, защищать слабых, а женщина должна демонстри ровать такие качества, как мягкость, нежность, прилежность, скромность, в ее обязанности входит также и забота о других, в частности – о мужчинах [Кар кищенко 2013: 65]. Все сказанное является прямой иллюстраций архетипичных гендерных образов Защитника, Добытчика, Воина и, соответственно, Храни тельницы Очага, Мастерицы, Красавицы, о которых уже говорилось выше.

Очевидно также, что ответы респондентов и приведенные нами выше данные, включая проанализированные языковые единицы, свидетельствуют о присутствии скрытого давления на девочек, проявляющегося, в том числе, и в коммуникации с учителями и формирующего в их сознании представление о собственной интеллектуальной неполноценности и ограниченности их способ ностей, что гипотетически должно сказаться в будущем на их выборе профессии, сферы самореализации и степени вовлеченности в жизнь социума [Каркищенко 2013: 65].

Тот факт, что внимание учителей по отношению к девочкам и мальчикам различается качественно и количественно, давно уже перестал быть гипотезой, что во многом подтвердило и наше исследование. Каждодневная практика раз деления по признаку пола вносит свой вклад в создание различий, и эти разли чия, в свою очередь, ведут к неравенству. Устаревшие традиции разделения ма льчиков и девочек ведут к значимым различиям в самооценке, в достижениях и жизненных возможностях, что явно не соответствует ритму современной жизни.

Гендер обусловливает пути, по которым дети подготавливаются к жизни в обществе сначала их семьями, а затем школьным персоналом, ведь, наблюдая за поведением взрослых, ребенок изучает то, что принято считать свойствен ным мужчинам и женщинам. Различные образцы поведения подсознательно изучаются мальчиками и девочками посредством общения с воспитателями и сверстниками. Стереотипизирование же роли мужчины и женщины возникает только тогда, когда дети под массовым влиянием социальной среды приучают ся вести себя соответственно своему полу – и ключевым инструментом социа льного воспитания гендера и по сей день является школа.

2.3. ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В ПОПУЛЯРНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ Благодаря анализу современных психологических исследований про блемы гендера, мы получили информацию о существовании различий в физио логическом развитии детей разных полов и о влиянии этих различий на после дующее развитие личности, а также о наличии гендерных стереотипов, которые закладываются в сознание индивида посредством влияния социума, но нигде мы не смогли увидеть четко выраженной формулировки стереотипов, активно используемых в русской культуре.

Гендерные исследования в лингвистике также подтвердили присутствие существенных различий как в методах и сроках овладения речью детьми раз ных полов, так и в речевых стратегиях поведения уже взрослых мужчин и жен щин. Из этого можно сделать логичный вывод о существовании разных спосо бов языкового манипулирования, направленных на воздействие на аудитории, различающиеся по гендерному принципу.

Сочетание этих фактов дает нам право и возможность перейти к анализу той литературы, которая, на наш взгляд, является одной из наиболее мощных структур, намеренно созданных для передачи и оформления в сознании подрос тков стереотипов гендерного поведения. Речь в данном случае идет о популяр ной психологической литературе для подростков и анализе ее как с точки зре ния гендерных стереотипов, так и с точки зрения гендерной лингвистики, что должно привести нас к возможности описать не только навязываемые принци пы гендерного поведения, но и языковые способы воздействия на гендерно раз личные аудитории.

В настоящее время большую популярность как среди взрослых, так и сре ди детей приобрела так называемая популярная психологическая литература, которая обозревает широкий спектр распространенных проблем, связанных с реализацией каких-либо моральных и физических возможностей и преодолени ем трудностей, мешающих успешному процессу социализации. В число бест селлеров в этой сфере давно вошли разного рода энциклопедии и справочники для мальчиков и девочек, юношей и девушек, мужчин и женщин, постулирую щие определенные нормы поведения, способные обеспечить успешную социа лизацию и достижение личностных целей выбранной аудитории.

Большинство книг подобного рода, ориентированных на подростков, пре тендуют на то, что их содержание составляет комплекс универсальных знаний и советов, которые нужны любому/ой мальчику/девочке. Вполне ожидаемо, что одна из центральных тем энциклопедий для обоих полов – идеал мужественно сти/женственности, к которому должны стремиться дети, и, соответственно, цель таких пособий – воспитание в читателях определенного набора черт. Однако, так как спецификой концептуальных категорий мужественности и женственности является то, что их центральных членов не существует в чистом виде, анализу и описанию могут подвергаться лишь их варианты и весь комплекс пропозицио нально структурированных представлений о гендерных моделях поведения, ха рактерных для того или иного общества или отдельно взятой культуры [Гриценко 2005: 207].

Нам представилось важным рассмотреть несколько вариаций энциклопе дий для мальчиков и девочек. На данном этапе исследования мы поставили пе ред собой несколько целей:

Ещё по теме  Какие самые сексуальные и страстные знаки Зодиака

– выявить те нормы, которые признаются психологами – авторами попу лярно-психологической литературы – стандартом гендерного поведения;

– проанализировать лингвистическую составляющую и описать диффере нциальные различия в выборе авторами способов подачи материала в зависи мости от половой группы, на которую ориентировано издание, выявить основ ные гендерно маркированные элементы языкового манипулирования;

– подтвердить или опровергнуть предположение, что образ идеального маскулинного поведения, представленный в книгах, ориентированных на женс кую аудиторию, существенно отличается от принципов типично мужского по ведения, постулируемых в книгах для мальчиков, а образ идеального женского поведения в книгах для мальчиков не представлен вообще, что в более позднем возрасте способно привести к несоответствию ожиданий и, как следствие, к не возможности реализации жизненного плана, связанного с общением с противо положным полом, представления о котором были сформированы в переходный период.

С позиции дискурс-анализа мы в данном случае не только рассматриваем текст как конструкт и инструмент конструирования реальности, но и стремимся обнаружить невысказанные допущения, имплицитно пребывающие в нем и придающие высказываниям саму форму [Кожемякин 2009]. При этом мы оста навливаемся непосредственно на анализе дискурсных средств – том наборе конкретных параметров (языковых черт, своеобразия тематики, систем убежде ний, способов рассуждения и т.п.), которые определяют стилистическую спе цифику текста в сочетании со стоящей за ней культурно обусловленной идео логией [Кибрик, Паршин 2008].

Для подробного анализа мы выбрали 5 энциклопедий для мальчиков и энциклопедий для девочек, изданных в промежуток с 1996 по 2006 год на русс ком языке и написанных русскоязычными авторами:

1) «Все, что должны знать мальчишки» (О. Вакса, М.: 2000);

2) «Книга-подарок для супермальчиков» (Н. Белов, М.: 2000);

3) «Энциклопедия для мальчиков» (М. Бенякова, СПб.: 1996);

4) «Новая энциклопедия для мальчиков» (Л. Сурженко, М.: 2006);

5) «Современная энциклопедия для мальчиков» (В. Петров, Мн.: 1998);

6) «Для вас, девочки: энциклопедия» (И. Демина, М.: 2006);

7) «Практическая психология для девчонок, или как относиться к себе и мальчикам» (А. Найк, М.: 1998);

8) «Новая энциклопедия для девочек» (Л. Клечковская, М.: 2005);

9) «Секреты для девочек» (В. Иванова, М.: 1999);

10) «Современная энциклопедия для девочек» (Н. Волчёк, Мн.: 1998).

Все они выходили тиражом не менее 10000 экземпляров и находились в свободной продаже. Причем некоторые издания для мальчиков и девочек были взяты нами попарно – они имеют схожие названия и аналогичное оформление и выпущены одним издательством. Например: «Современная энциклопедия для мальчиков» (Петров 1998) и «Современная энциклопедия для девочек» (Волчёк 1998), «Новая энциклопедия для мальчиков» (Сурженко 2006) и «Новая энцик лопедия для девочек» (Клечковская 2005).

Необходимо отметить, что большинство изданий ориентированы на возра стные группы от 10 до 14 лет. Существуют издания для более младшего возрас та, но они не демонстрируют широких различий в гендерном подтексте, а также для более старшего, но они, в свою очередь, нацелены на аудиторию с уже сло жившимися представлениями о гендерной стратификации. Поэтому в данном исследовании мы сконцентрировались на литературе для так называемого пе реходного возраста.

Термины и лексемы, используемые для обозначения лиц данного возраста в русском языке, различны и многообразны – мальчик/девочка, подросток, от рок/отроковица (устар.), юноша/девушка, а сейчас и прочно вошедшее в обиход современного языка заимствование «тинейджер» (от англ. teenager), означаю щее мальчика или девочку в возрасте от 13 до 19 лет. Однако определить точ ные возрастные рамки, ограничивающие понятие подросткового периода не так просто. Согласно Толковому словарю Ушакова, подросток – это «мальчик или девочка в возрасте от 12 до 16–17 лет», юноша – «человек мужского пола, в во зрасте, переходном от отрочества к зрелости», девушка – «лицо женского пола, достигшее половой зрелости, но еще не вступившее в брак» [Ушаков 2011].

В классической психологии есть несколько вариантов наименования это го периода. Его называют пубертальным или пубертатным, переходным возрас том, половым созреванием. В медицине существует следующее определение:

«Пубертатный период – это стадии биологического и социально психологического развития личности, включающие возраст с 10–12 до 15– лет у девочек и с 12–14 до 17–18 лет у мальчиков;

соответствует периоду поло вого созревания» [Энциклопедический словарь медицинских терминов, интер нет-ресурс]. Каждое из названий по-своему отражает особенности этого периода.

Прежде всего, нужно отметить, что возраст этот сложен не столько пото му, что растущий организм оказался под атакой бурно действующих гормонов, сколько потому, что этот период ознаменован экзистенциальным кризисом.

Подросток ушел из того возраста, когда все было понятно и устойчиво, он был ребенком и не был отягощен ответственностью. При переходе в пубертатный возраст подросток становится потерянным. Он чувствует, что что-то измени лось, а что конкретно – ему трудно объяснить, его интересы в значительной степени меняются. Подросток – это уже не ребенок, но еще не вполне сформи ровавшаяся личность. И совершенно естественен тот факт, что ответы на инте ресующие его вопросы подросток пытается найти не в разговорах со взрослы ми, в общении с которыми он входит в фазу отчуждения, а у своих сверстников, знающих столько же, сколько и он, и в литературе. В литературе, написанной специально для него и обещающей не только осветить неизвестное, но и дать единственно верный рецепт поведения.

Подобная литература не является современным изобретением, специали зированные книги для молодых людей обоих полов были популярны еще в прошлом веке. Книги, издававшиеся для девушек, как правило, ограничивались освещением тем женской гигиены, кулинарии, вышивания, домоводства (Т. Римкунас «Что должна знать каждая девушка», 1984;

И. Винтовкина «Де вушке-подростку», 1982;

С. Могилевская «Девочки, книга для вас!», 1967).

Книги для мальчиков существовали в меньшем количестве и также освещали лишь те сферы, которые стереотипно относились к «мужским»: спорт, техника, резьба по дереву и пр. (А. Маркуша «Мужчинам до 16 лет», 1966).

Однако с течением времени подобная литература стала набирать популя рность и из специфических разделов «Медицина» (51), «Рукоделие» (37.248), «Домоводство» (37.279) перекочевала в разделы «Психология» (88) и «Этика:

наука о морали и нравственности» (87.7) [Индексы ББК: Библиотечная библио графическая классификация: интернет-ресурс], размножившись в огромных ко личествах однотипных изданий, постраничный объем которых варьируется от 150 до 800 страниц, так как сегодня книги, написанные в этом жанре, являют собой нечто среднее между научной и публицистической литературой, освещая огромное количество тем, которые могут быть интересны современному подро стку каждого пола.

Само слово «энциклопедия», вынесенное в название большинства книг интересующей нас категории, несет в себе информацию о том, что материал, опубликованный в этом издании, не нуждается в перепроверке и не подлежит сомнению. «Энциклопедия – это научное справочное издание, содержащее свод знаний по всем или отдельным отраслям знаний» [Словарь иностранных слов 1981: 601]. Таким образом, информация, получаемая подростком из литерату ры, озаглавленной как энциклопедия, воспринимается им в качестве аксиомы и как прямое руководство к действию.

Чтобы выяснить, какие именно инструкции и рецепты поведения усваи вают подростки в процессе чтения подобной литературы, необходимо паралле льно выявить используемые в ней скрытые способы воздействия на аудиторию – посредством лингвистических и психологических методов. Основные разли чия были зафиксированы нами при анализе популярной психологической лите ратуры для обоих полов в лингвистических способах организации материала и его тематической составляющей.

2.3.1. Стилистические особенности исследуемых текстов Анализировать форму и содержание отдельно друг от друга в данном слу чае представляется неверным, так как современная стилистика требует учиты вать при характеристике функционально-стилевой ориентации текста не только собственно языковые признаки – функционально-стилистическое расслоение средств языка в исследуемом тексте, – но и его экстралингвистическую обусло вленность [Валгина 2003;

Салимовский 2002]. Ведь современная стилистика «будучи самостоятельной филологической дисциплиной, все больше приобре тает характер междисциплинарной отрасли знаний и уже не может ограничить ся и удовлетвориться той узкой областью, которая была ей отведена во времена зарождения ее как науки. Стилистика не может существовать в изоляции от смежных гуманитарных дисциплин – психолингвистики, социолингвистики, лингвистики текста, теории коммуникации, прагматики, литературоведения, эс тетики…» [Ризель 1978: 79].

Согласно выводам, сделанным в результате исследования Н.Г. Валеевой, к аналитико-обобщенному изложению и характеру речи и стиля, близкому к нау чному, но с публицистическим, экспрессивно воздействующим моментом тяго теют научно-популярные статьи [Валеева 2006]. Оговорим, что в настоящей ра боте под стилем мы вслед за В.В. Виноградовым будем понимать общественно осознанную и функционально обусловленную, внутренне объединенную сово купность приемов употребления, отбора и сочетания средств речевого общения в сфере общенародного языка [Виноградов 1963].

Функциональное назначение научного стиля состоит в том, чтобы обеспе чить адекватную передачу научной информации, аргументированное изложе ние современного знания. Поэтому научному изложению часто присущ обоб щенно-отвлеченный и подчеркнуто логический характер [Максимов 2007: 98].

Похожие особенности и стилевые тенденции демонстрируют тексты «Совре менной энциклопедии для мальчиков» (Петров 1998), «Книги-подарка для су пермальчиков» (Белов, 2000), энциклопедии «Все, что должны знать мальчиш ки» (Вакса, 2000), «Энциклопедии для мальчиков» (Бенякова, 1996), «Новая эн циклопедия для мальчиков» (2006).

Язык большинства энциклопедий для мальчиков достаточно сух и сдер жан, лексических или синтаксических проявлений экспрессии или демонстра ции авторской оценки практически не встречается, что является еще одним по дтверждением преобладания научного стиля речи, поскольку «язык науки тяго теет к речевым средствам, лишенным индивидуальной экспрессии, к знакам, обладающим свойствами системной взаимосвязанности и абстрактной условно сти» [Виноградов 1963: 120]. Мы можем утверждать, что, согласно классифи кации В.И. Максимова, в энциклопедиях для мальчиков используется научно популярный подстиль научного стиля речи – в нем изложение рассчитано на передачу уже известной научной информации неспециалистам, и исключитель ную роль начинают играть способы популяризации научных знаний, приемы изложения, предполагающие включение в текст разнообразных средств выра зительности, вплоть до художественно-беллетристических [Максимов 2007:

105]. Основная речевая стратегия при этом базируется на выстраивании цепей рассуждений и доказательств, строгих систем суждений и причинно следственных связей, оформлению которых способствует активное употребле ние вводных слов и словосочетаний, указывающих на последовательность в ра звертывании мысли (таким образом, во-первых, в первую очередь и т. д) – по добные конструкции были встречены 273 раза в «Современной энциклопедии для мальчиков» (из 6850 предложений) и 89 раз в «Новой энциклопедии для мальчиков» (из 3705 предложений).

При анализе синтаксиса энциклопедии нами было отмечено явное преоб ладание обобщенно-личных предложений с глагольным сказуемым в 1-м лице настоящего и будущего времени множественного числа: Выберем самый скуч ный для нас урок…;

Будем помнить, что нельзя отвлекаться…;

Постараемся как можно яснее представить… (Бенякова 1996)1 – (283 раза в «Современной энциклопедии для мальчиков», 98 раз в «Новой энциклопедии для мальчиков»).

Подобная тенденция характерна для научно-популярной литературы, обращен ной к массовому читателю, – использование соответствующих грамматических форм и лексических единиц выполняет здесь контактоустанавливающую функ цию, позволяющую достичь определенного уровня экспрессии и эффекта вов леченности читателя в описываемый процесс. Достижению того же эффекта способствует употребление местоимений 1 лица во множественном числе: До пустим, у нас не сложились отношения с учительницей по химии…;

Предста вим, что мы учимся у Виктора Федоровича и получили на дом 100 задач… (Пе тров 1998: 261-271). Также очень часто (735 раз в «Современной энциклопедии для мальчиков», 502 раза в «Новой энциклопедии для мальчиков»), встречают ся наиболее характерные для научного стиля речи неопределенно-личные пред ложения с дополнением, вынесенным в начало предложения, и глаголом сказуемым, выраженным формой 3-го лица множественного числа, – такое ска зуемое обозначает аксиоматичные, общепринятые явления, факты закономер ности: Черепах нередко заводят в качестве неприхотливых игрушек для детей;

Ссылки на источники материала в тексте даются в круглых скобках.

Иногда отрицательное впечатление от человека переносят на всю группу лю дей (Петров 1998: 68-142). Пассивные конструкции в синтаксисе энциклопедии почти в два раза превышают количество активных: Когда книга уже прочита на… (Петров 1998: 201). Показателем свойственной научному стилю речи уста новке на косвенно-контактное общение является бессубъектность повествова ния – распространение неличных форм глагола вместо форм 1 и 2 лица единст венного числа: безличных глаголов, инфинитивов, часто сочетающихся с мода льными или безлично-предикативными словами (нужно отметить;

необходи мо запомнить), а также стандартизированного косвенного обращения: Чита тель, конечно, уже догадался…;

Читатель уже, наверное, выделил… Итак, уважаемый читатель, краткое резюме (Бенякова 1996: 11-13, 200). Так, слово «читатель» употребляется 110 раз в «Современной энциклопедии для мальчи ков», 63 раза в «Энциклопедии для мальчиков», но только 1 раз в «Новой энци клопедии для мальчиков» – наиболее позднем издании из всех.

Что касается времени, то на первый план выдвинуто настоящее неактуа льное: Для приготовления пищи делают очаг (Петров 1998: 545);

Краску разво дят в банках или ведрах (Бенякова 1996: 314). Весьма активны причастия, дееп ричастия, а также причастные и деепричастные обороты: Поэтому ребята, по знавая мир, определяя свое место в нем, в первую очередь, имеют в виду тех людей, с которыми они взаимодействуют (Бенякова 1996: 43);

Собираясь на лед, лучше всего надеть шерстяное трико и свитер (Петров 1998: 190);

Ора тор, обладающий слабой нервной системой, не способен долго время сосредо точить свое внимание на содержании речи (Петров 1998: 60). Широкоупотре бительны также возвратные глаголы – так, например, в «Новой энциклопедии для мальчиков» (Сурженко 2006) их количество составляет 1312 слов.

Речевую базу энциклопедии составляет, в основном, общеупотребитель ная и общелитературная лексика, однако встречается также и лексика, характе рная для официально-деловых документов, перенесенная в данном случае в сферу обсуждения бытовых вопросов с потенциальной целью произвести впе чатление серьезной терминированной литературы, чтение которой должно быть свойственно представителям мужского пола: факторы, препятствующие нор мальному течению межличностного общения — это незрелые, поверхностные суждения, стереотипы, предвзятые обобщения, сверхреакция на эмоционально окрашенные слова;

чем счастливее ты делаешь себя, тем выше потенциал твоего интеллекта;

охота за одобрением приносит свои дивиденды;

твоему телу свойственны атрибуты, которые портят настроение (Бенякова 1996:

В некоторых главах, в частности, посвященных отношениям с родителя ми, сверстниками, учителями и социальной адаптации, нередко используются элементы разговорной лексики и жаргонизмы:

Многие думают – вот я буду Шумахером, и на фиг мне такой тупой пре дмет, как химия. А если серьезно?

Помоги им найти с тобой общий язык – ведь твои «предки» так давно вышли из подросткового возраста, что успели позабыть все на свете.

Ты должен помнить еще и то, что дурнушка через некоторое время мо жет превратиться из гадкого утенка в прекрасного лебедя и стать мечтой многих. Однако тебе, если ты упустишь свой шанс, уже мало что может светить. Как бы ты ни старался. (Сурженко 2006: 53-60).

Как известно, к жаргонной лексике относятся слова и словосочетания, свойственные социальным диалектам, и чаще других к жаргонизмам прибегает молодежь независимо от социального положения [Максимов 2007: 217]. Вероя тно, этот лексический выбор продиктован стремлением подростка отделить свой только начинающий складываться мир от мира враждебно воспринимае мых им взрослых даже на языковом уровне. Поэтому мы полагаем, что такая резкая смена стиля в главах, посвященных наиболее важной для подростка те матике взаимоотношений, связана со стремлением автора к уменьшению дис танции с адресатом, поскольку эмоциональность и оценочность жаргонизмов приближает их к просторечным лексическим единицам, используемым в устной обиходной речи, и «провоцирует» их употребление в непринужденной, дружес кой обстановке [Максимов 2007: 217].

Научный текст – текст традиционно терминированный, перемежающийся формулами, символами, схемами [Валгина 2006]. В описываемых энциклопе диях для мальчиков также присутствуют лишь схематические черно-белые ил люстрации (карты звездного неба, изображения гимнастических поз и т. д.).

Никакие изображения не несут в себе развлекательной функции, все они пред ставляют собой наглядное уточнение того, что сказано в тексте.

В «Современной энциклопедии для мальчиков» (Петров 1998) и «Энцик лопедии для мальчиков» (Бенякова 1996) авторы обращаются к читателю, не смотря на его возраст (возрастной ценз достаточно четко определен во введе нии к каждой из книг – от 10 до 15 лет), в основном, на «вы»: Проделайте опыт (Петров 1998: 312);

Вы, наверное, заметили, что в перечне рекомендуе мых продуктов полностью отсутствуют молочные продукты (Бенякова 1996:

33). Мы можем сделать вывод из этого факта, что с самого детства мальчики позиционируются как серьезные, вдумчивые, ориентированные на иерархич ность общества, ожидающие проявлений естественного уважения и должные пользоваться им с самого раннего возраста. Описанные результаты функциона льно-стилистического анализа текстов энциклопедий подтверждают также тен денцию к изначальному формированию у мальчиков способности восприни мать научный текст, стремлению развивать у них специфическое образное мы шление.

Иные стилистические особенности были обнаружены во всех пяти иссле дуемых энциклопедиях для девочек – в них нами были выявлены признаки, в основном, публицистического и, в наименьшей степени, научного стилей речи.

В публицистическом стиле находит свое воплощение функция воздейст вия, причем эта общественная функция языка, выдвинутая в данном стиле на первый план, вступает во взаимодействие с функцией сообщения информации.

В своей речевой структуре публицистический текст заключает информацию о чем-либо существенном и интерпретацию содержания такой информации. При чем интерпретацию заинтересованную, сопровождаемую, как правило, доволь но выразительным в эмоционально-экспрессивном отношении стилистическим оформлением [Максимов 2007: 115]. Публицистичность – это также и искусст во аргументации, убеждения, торжество авторской позиции, поэтому нестанда ртность и яркость выражения усиливают действенность речи [Валгина 2006].

Публицистический стиль – это незамкнутая, подвижная система, и эти его характеристики обусловлены стремлением к повышенной экспрессии, особой эмоциональности текста, воздействующей на конкретную целевую аудиторию.

Основная роль в публицистическом стиле принадлежит авторской речи – авторская позиция открыта, активна, четко формулируема. Использование это го приема мы наблюдаем и при функционально-стилистическом анализе текс тов энциклопедий для девочек на всех уровнях языка. В текстах энциклопедий для девочек высока доля присутствия элементов разговорной речи и сленговых выражений: он опять дуется (Волчёк 1998: 215);

такая лафа, как длительное обучение стала занимать приличный отрезок времени;

эта швабра Светка из 10 «В» (Демина 2006: 19, 301);

ну что, слабо? (Иванова 1999: 11). Экспрессия в тексте нередко создается в результате взаимодействия специально организо ванной лексики и широкого использования фразеологии или клишированных конструкций: путь молодой девушки не устлан лепестками роз (Клечковская 2005: 5);

попробуй провести исследование личности этой темной лошадки, по ка еще не влюбилась в него по уши (Демина 2006: 87). Все указанные приемы направлены на установление близкого контакта с читательницей, превращение чтения в «разговор на одном языке», должный вызвать доверие и уничтожить дистанцию ребенок – взрослый, которая несет ключевую негативную нагрузку и часто приводит к сознательному или бессознательному блокированию в восп риятии информации подростком на сложном этапе его взросления. Использова ние подобных методов установления контакта и снятия напряжения мы наблю дали и в лексической организации материала энциклопедий для мальчиков, од нако если в энциклопедиях для мальчиков это можно назвать сменой регистра для концентрации внимания в определенный момент, то в книгах для девочек – это стилистическая норма.

Интересна также и синтаксическая организация языкового материала эн циклопедий для девочек. Подача материала часто фрагментарна, широкоупот ребительны инверсии, номинативные, присоединительные и парцеллированные конструкции, создающие иллюзию живой непринужденной речи. Часто встре чаются риторические вопросы (см. таблицы 1.1, 1.2 на стр. 106-107): Ну и чем не мисс Вселенная? (Клечковская 2005: 16);

Фигура в порядке? (Волчёк 1998:

187) – наличие таких вопросов визуально и интонационно превращает монолог автора в диалог с читательницей, что опять же ведет к желаемому сокращению дистанции с адресатом. Достижению высокого уровня экспрессии способствует использование прецедентных феноменов и реминисценций: С ведром и шваб рой в руках ты чувствуешь себя настоящей Золушкой! (Дёмина 2006: 71);

Бо льше тебе никогда не испытать, что такое превращение из Гадкого Утенка в Прекрасного Лебедя (Клечковская 2005: 13);

Совершенно бессовестно уходить сразу после ужина – ты же не воспитанница Винни-Пуха! (Демина 2006: 59).

Часто (68 раз в «Новой энциклопедии для девочек, 27 раз в «Современной энциклопедии для девочек») встречаются апелляции к именам или жизненному опыту знаменитостей, позиционирующихся как авторитеты или кумиры совре менной молодежи: Смотри на его родителей почтительно, как на директора школы, но не так восторженно, как на Филиппа Киркорова;

Гордость нашего искусства, художник-модельер Вячеслав Зайцев тоже воспитывался одной только мамой… (Демина 2006: 60, 82).

Обращение к читательницам в книгах всегда на «ты». Высока частотность (855 раз в «Новой энциклопедии для девочек», 1302 раза в «Современной энци клопедии для девочек») использования высказываний от 2-го лица: Ты оказала им услугу, а тебя предали;

Ты выбрала себе подходящего парня (Волчёк 1998:

148-163). Такие высказывания в стилистике также считаются характерными для публицистического стиля речи и обладают ярким стилистическим эффектом [Максимов 2007: 411]. Благодаря такому типу высказываний читательница как бы сама оказывается в центре событий.

В тексте широко представлены разнообразные тропы, фигуры и иные об разные средства, которые практически отсутствовали в книгах для мальчиков, однако иллюстраций в книге нет вообще. Из вышесказанного мы видим, что девочка позиционируется как субъект, способный и готовый воспринять пуб лицистический стиль в большей степени, чем научный. Повышенный уровень экспрессивности, свойственный публицистическим текстам, ориентирован на женскую аудиторию, более чувствительную к любому проявлению эмоций, не жели мужская. В обращении на «ты» и попытке создания эмоциональной бли зости с читательницей авторы учитывают особенности женской психологии, выражающиеся в стремлении инициирования и поддержания контактоустанав ливающих разговоров (см. стр. 39 наст. работы) и стремлении к постепенному сближению в общении с собеседником, что увеличивает уровень доверительно сти.

В книгах для обоих полов частотны (см. таблицы 2.1, 2.2 на стр. 106-107) употребления модальных глаголов, предикативов и вводных слов, выражающих своим лексическим значением необходимость или долженствование – дол жен/на, обязан/а, нужно, следует – и глаголов в форме повелительного накло нения в приказных синтаксических конструкциях, часто восклицательных ( раз в «Новой энциклопедии для девочек», 387 раз в «Современной энциклопе дии для девочек»): Забудь о короткой стрижке при такой форме лица! Не ув лекайся каблуками! Приучи родителей прислушиваться к себе! При этом важно учесть, что если в энциклопедиях для мальчиков адресат обобщенный, то в книгах для девочек мы имеем дело с индивидуальным адресатом. Итак, из всего вышесказанного мы можем сделать вывод, что в и в энциклопедиях для маль чиков, и в энциклопедиях для девочек мы имеем дело с присутствием волюнти вного речевого регистра, но в книгах для мальчиков превалирует информатив ный регистр, а в энциклопедиях для девочек – генеритивный [Золотова, Онипе нко 1998].

Мы провели текстологический анализ практически равных по объему «Современной энциклопедии для мальчиков» (378 стр) и «Современной энцик лопедии для девочек» (412 стр), чтобы выявить и сравнить частоту использова ния риторических вопросов, восклицательных и вопросительно восклицательных предложений, а также модальных глаголов, предикативов и вводных слов со значением долженствования, и императивов в каждой из энци клопедий.

Таблица 1.1: Соотношение количества экспрессивных риторических высказываний (издания 1998 г.) ? ! ?!

Энциклопедия 93 153 для мальчиков Энциклопедия 218 405 для девочек Таблица 1.2: Количественное соотношение экспликаций долженствования и побуждения (издания 1998 г.) Конструкции со значением Императивные конструкции долженствования Энциклопедия 34 для мальчиков Энциклопедия 126 для девочек Аналогичная процедура была проведена нами и на материале «Новой эн циклопедии для девочек» (400 стр.) и «Новой энциклопедии для мальчиков»

Таблица 2.1: Соотношение количества экспрессивных риторических высказываний (издания 2005-2006 гг.) ? ! ?!

Энциклопедия 273 104 для мальчиков Энциклопедия 324 170 для девочек Таблица 2.2: Количественное соотношение экспликаций долженствования и побуждения (издания 2005-2006 гг.) Конструкции со значением Императивные конструкции долженствования Энциклопедия 85 для мальчиков Энциклопедия 223 для девочек Очевидно, что частота употребления экспрессивных синтаксических конс трукций, а также глаголов долженствования и глаголов в повелительной форме в энциклопедиях для девочек в несколько раз превышает частоту их употребле ний в книгах для мальчиков. Следовательно, мы видим пример скрытого давле ния, выражающегося на морфологическом, лексическом и синтаксическом уро вне. Большая часть советов преподносится девочкам в форме приказа, необсу ждаемой инструкции, не допускающего возражений рецепта. В то время как в энциклопедии для мальчиков синтаксические конструкции воссоздают ситуа цию возможного выбора или вежливого предложения – часты обороты типа:

ты можешь+ Inf, ты мог бы + Inf и т.д. Количество восклицательных, вопро сительных и вопросительно-восклицательных предложений, использованных в книгах, ориентированных на женскую аудиторию, в несколько раз превышает их количество в текстах книг для мальчиков, что может служить доказательст вом стремления авторов энциклопедий для девочек к повышенной стилистиче ской экспрессии, а также может быть расценено как одна из первопричин пос ледующей гиперкоррекции, традиционно считающейся одним из ключевых признаков женского письма.

Важно учесть, что энциклопедия для мальчиков, стилевые особенности текста которой относительно близки к обнаруженным в энциклопедиях для де вочек, является наиболее поздним изданием из тех пяти, которые подверглись нашему анализу («Новая энциклопедия для мальчиков». Л. Сурженко, 2006).

Использование в ней обращения на «ты» к читателю-мальчику, появление бо льшого количества сленговых выражений и риторических вопросов и воскли цаний, вставки юмористических иллюстраций в дополнение к схематическим изображениям – все это, возможно, является свидетельством современной тен денции к обращению с мальчиками так же, как с девочками, то есть к развив шейся апелляции к чувствительной стороне восприятия и к абстрактному мыш лению мальчика-подростка, а не к сугубо аналитическому, как было в четырех книгах, изданных ранее.

«Новая энциклопедия для мальчиков» показала также существенно возро сшее в тексте количество используемых конструкций с выражением долженст вования и императивов по сравнению с аналогичными изданиями для мальчи ков, вышедшими десятилетием раньше. Такая тенденция может быть объяснена как следствие общественного давления и стремления к унификации если не ге ндерных ролей, то лингвистических средств воздействия на гендерно диффере нцированные аудитории.

2.3.2. Базовые метафоры в текстах энциклопедий Как показало описанное ранее исследование стилистических особеннос тей энциклопедий, в текстах популярной психологической литературы очевид на тенденция к полижанровости и полистилистичности. Отсюда вытекает пред положение о возможном присутствии некоторого числа базовых метафор как ключевых, задающих аналогии и ассоциации между различными системами понятий и порождающих более частные метафоры [Арутюнова 1990]. Основа нием для выделения подобных базовых метафор в текстах популярной психо логической литературы является возможность построения структурированных метафорических моделей, образованных в результате проекции одной понятий ной сферы на другую. Особенность использования базовой метафоры в данном конкретном случае заключается в том, что потенциал некоторой метафоричес кой модели способствует более компактному представлению информации и лу чшему ее запоминанию, а также дает возможность включения в материал имп лицитной оценки, что в подобной литературе может трактоваться как способ скрытого воздействия на читателя.

Использование базовых метафор может быть также нацелено и на активи зацию определенных сценариев или установок. Сценарии – это способ предста вления в памяти знаний, абстрактные, схематические, иерархически организо ванные наборы пропозиций, конечные позиции которых являются незаполнен ными [ван Дейк, 2000], при этом использование базовых метафор в тексте мо жет являться одним из вариантов заполнения данных пропозиций и, таким обра зом, навязывать аудитории определенное восприятие отдельно взятого сюжета.

Для выделения базовых метафор нами были выбраны главы, посвящен ные социальным взаимоотношениям, в книгах для обоих полов. Проведенный анализ показал, что в энциклопедиях для мальчиков в главах, описывающих отношения со сверстниками, родителями, значимыми взрослыми и противопо ложным полом доминирует милитарная/военная метафора, в литературе же для девочек центральное место в аналогичных главах занимает метафора теат ральная.

Милитарная метафора Анализ текстов продемонстрировал, что базовой метафорой в книгах для мальчиков является метафора «отношения – это противостояние», которая мо жет быть описана как милитарная. Впервые подобная структурная метафора («Спор – это война») была выделена Дж. Лакоффом и М. Джонсоном [Лакофф, Джонсон 2004].

Основанием для выделения данной метафоры в качестве базовой станови тся количественная представленность в рассматриваемых главах энциклопедий слов, относящихся к лексико-семантическому полю «Война». Склонность к использованию милитарной метафоры как основной проявляется во всех про анализированных нами изданиях, где присутствуют главы об отношении полов, для подробного же статистического анализа нами была выбрана «Новая энцик лопедия для мальчиков» (Сурженко 2006), которая является наиболее поздним изданием из рассматриваемых.

Согласно полученным результатам, в рассмотренной главе 18 раз встре чаются лексемы из словообразовательного гнезда слова ВОЙНА, 15 раз – из словообразовательного гнезда слова ПОБЕДА, 9 раз – из словообразовательно го гнезда слова ВРАГ, 6 раз – из словообразовательного гнезда слова СТРАТЕ ГИЯ, 1 раз – из словообразовательного гнезда слова СОЮЗ.

В текстах подразумевается, что отношения – это война, в которой читате лю необходимо одержать победу любой ценой: в этом споре не отступай до победного конца (Сурженко 2006: 204);

приведем себя в боевое состояние внешне (Петров 1998: 283). В этой войне принимают участие недруги, союзни ки, враги, доносчики, дипломаты, разведчики, стратеги: К тому же он подлиза, ябеда и доносчик;

На первом свидании тебе придется почувствовать себя кем то вроде дипломата или разведчика, проникающего во вражеский лагерь (Су рженко 2006: 186-240), Здесь ты должен проявить себя как настоящий стра тег: дождись подходящего момента и только потом начинай действовать;

Если твой недруг строит коварные планы…;

Попробуй увидеть в родителях союзников… (Петров 1998: 112);

Ты понравишься им и завоюешь себе союзни ков… (Бенякова 1996: 205).

Противостояние в отношениях, согласно анализируемым текстам, нередко бывает очень жестоким и почти всегда является неизбежным: Школа и выжи вание в ней;

Жизнь, особенно в наше время – крайне жестокая и суровая шту ка, и без умения сражаться за место под солнцем нам никак в ней не обой тись;

В такие минуты ты готов убить и ее и всех своих соперников, с кото рыми она заигрывает;

Отвоевывая свое право на самоопределение, воюй с ре альными проблемами, а не призраками» (Сурженко 2006: 186-240);

Общение превращается в борьбу за господство над собеседником (Бенякова 1996: 45).

В противоборстве используются и различные виды вооружения: Такие девушки считают, что парень, а потом и муж – это нечто вроде домашнего животного, поэтому у них два оружия: корм и наказание;

сильные Нужны средства защиты от таких девушек;

Это ее способ защиты, а заодно и на падения (Сурженко 2006: 230-240);

Поверь, он не выстоит под пулеметной очередью твоих насмешек (Вакса 2000: 163);

Это знание будет твоим щитом (Петров 1998: 121);

Надо мобилизовать все душевные и физические силы (Пет ров 1998: 302).

Исход борьбы также может быть совершенно различным: В битве с ро дителями ты заранее обречен на поражение;

Если родители не проявляют до брой воли для установления контакта, усади их за стол переговоров;

Не начи най войну за независимость – победителей в ней не будет, только убитые и раненые (Сурженко 2006: 208-210);

Слово ранит, а болезненность подобной раны зависит от того, кто ее нанес, чего он добивается, насколько унижено наше достоинство (Петров 1998: 18).

Приведенные примеры иллюстрируют тезис о широком употреблении милитарной метафоры в текстах энциклопедий для мальчиков. Активизация подобной метафорической модели способствует восприятию читателями отно шений как военных действий, а партнера – не как союзника, но как соперника, которого нужно победить. Употребление данной метафоры вписывается в ги потезу о навязывании подростковой аудитории архетипичных моделей поведе ния, так как апеллирует к традиционным представлениям о решительности, до блести, смелости мужчины, его способности постоять за себя и близких и заво евать женщину-приз. Таким образом, использование милитарной метафоры, с одной стороны, обладает положительной эмоциональной окраской, но с другой, безусловно, способствует и формированию представления об отношениях как о необходимости вечного противостояния вражеской силе, изначально намерен ной навредить. Подобная установка по силе воздействия не уступает положите льной и может негативно сказаться на дальнейших попытках юноши выстроить социальные отношения.

Театральная метафора Базовой метафорой в текстах энциклопедий для девочек может считаться широко распространенная метафорическая модель «отношения – это театр».

По аналогии с принципом выделения базовой метафоры в дифференци рованной литературе для мальчиков нами были проанализированы главы, пос вященные взаимоотношениям, в книгах для девочек с целью определения коли чественной представленности слов, относящихся к лексико-семантическому полю «Театр».

Статистическому анализу также подверглось наиболее позднее издание из анализируемых – «Новая энциклопедия для девочек» (Клечковская, 2005).

Согласно полученным результатам, в рассмотренной главе 14 раз встречаются лексемы из словообразовательного гнезда слова РОЛЬ, 11 раз – из словообразо вательного гнезда слова ИГРА (рассматривались лексемы, употребленные в значении «перевоплощение»), 8 раз – из словообразовательного гнезда слова СЦЕНА, 7 раз – из словообразовательного гнезда слова МАСКА. Таким обра зом, апеллируя к статистическим данным, мы можем утверждать, что театраль ная метафора является ключевой в главах, посвященных взаимоотношениям, в книгах для девочек, так как именно ее количественная представленность пре вышает любые другие.

Трактовать причины и последствия использования данной метафоры в текстах психологической литературы для девочек-подростков можно по разному: с одной стороны, театр как сфера-источник способствует реализации эмотивной функции метафоры, с другой – активизирует ассоциативный ряд, связанный с векторами притворства, неискренности, фальши и смоделирован ности событий «извне» – важно отметить, что, в случае использования данной метафоры в текстах для девочек, в качестве «режиссера» всегда позиционируе тся она сама, и при положительном раскладе она должна сама же планировать развитие событий и подчинять поведение окружающих своей воле, вовлекая их в игру: Мы сами подбираем те обстоятельства и тех людей, которые будут соответствовать нашему сценарию, реально или в мыслях репетируем основ ные события и свое поведение в них до тех пор, пока все это не станет час тью нас самих, нашего характера и нашей судьбы (Клечковская 2005: 9).

Участниками метафорического представления становятся клоуны, акте ры, игрушки, марионетки, кукловоды: Практически в каждом классе найдется свой клоун, который смешит всех во время нудных учительских объяснений;

В этой ситуации молодая девушка играет роль игрушки из секс-шопа;

Совсем не сладко быть такой куклой на веревочках – куда кукловод дернет, туда и идти (Клечковская 2005: 100–121).

Обязательное условие для артиста, играющего в спектакле о человечес ких взаимоотношениях, – надеть маску и сыграть свою роль: Чтобы общение было плодотворным и конструктивным, нам порой приходится подстраи ваться под тех или иных людей, играть роли, которые они нам навязывают;

Чтобы жить в мире с другими людьми, мало просто быть собой – нужно уметь подыграть, принять роль, которая уготована тебе в этом кругу;

Но уметь понравиться и одновременно сделать это так, чтобы никто ничего не заподозрил, – большое искусство сродни театральному;

Маленькая девочка уже полна чувства собственного достоинства и даже в юные годы уже ощу щает себя женщиной. Она копирует жесты и манеры своей мамы, с упоением катает коляску с плюшевым медведем, поит кукол чаем из игрушечного серви за – она уже примеряет на себя роль женщины, хранительницы очага, мате ри и хозяйки;

Макияж налагает и некоторое обязательство вести себя опре деленным образом согласно тому, какую маску ты надела (ведь любая коррек тировка своего образа, по сути, маска) (Клечковская 2005: 100–120).

Отметим, что в тексте «Новой энциклопедии для мальчиков» мы также сталкиваемся с употреблением театральной метафоры – в контексте описания принципов поведения женского пола и в пейоративном значении: Чтобы пра вильно строить отношения с девушками, нужно знать, какие маски они испо льзуют и к каким уловкам прибегают (Сурженко 2006: 229). Этот пример ил люстрирует типовые представления молодых людей (и намеренно формируе мые у них) о неискренности, наигранности, фальшивости в поведении девушек в межполовых отношениях.

Опираясь на выводы Дж. Лакоффа и М. Джонсона, отметим, что концеп туальная метафора не столько отражает реальность, сколько создает ее сама, формируя представления и стереотипы в сознании читателей и иных адресатов слова. Рассмотренные нами милитарная и театральная метафорические модели иллюстрируют сформулированный нами тезис и, со своей стороны, демонстри руют иные способы стереотипизирования и навязывания определенных устано вок конкретной гендерной аудитории.

2.3.3. Тематические сходства и различия энциклопедий Основной спектр тем, представленных в популярной психологической ли тературе, для мальчиков и девочек существенно разнится. Книги для мальчиков преимущественно содержат главы следующего содержания: «Характер», «Эти кет», «Здоровье», «Спорт», «Хобби», «Самооборона». В «Энциклопедии для мальчиков» (Бенякова 1996) есть также главы «Учись работать и зарабатывать деньги», «Путь к успеху», «Твой Адвокат». Последняя глава содержит право вую информацию, которая может быть полезна мальчику, по мнению авторов: в число пунктов данного раздела входят статьи «Об условиях заключения брака», «О злостном уклонении от уплаты алиментов», «О злостном уклонении от ока зания помощи родителям», «О разглашении тайны усыновления» и т.д.

Энциклопедии для девочек демонстрируют гораздо более широкий охват тем – «Кулинария», «Этикет», «Спорт», «Здоровье», «Мода», «Красота», «Де кор», «Игры», «Праздники», «Литература», «Живопись», «Музыка» и др. Заве домо предполагается, таким образом, наличие аналитического склада ума у ма льчиков и гуманитарного – у девочек.

В отношении этикета и правил поведения энциклопедии активно исполь зуют выражения «настоящий джентльмен» и «истинная леди». Достаточно спо рные по содержанию и форме выражения правила поведения «истинной леди»

постулируются, тем не менее, в форме тезисов, не допускающих возражений:

Леди часто улыбается, но не сюсюкает и не слащава (Иванова 1999: 85);

Если леди – член какой-нибудь тусовки, она придерживается того стиля одежды, который принят в ее группе (Иванова 1999: 86);

Истинная леди прячет номерок в карман, чтобы не потерять (Иванова 1999: 89);

Если девушка желает покинуть ресторан, она должна сказать: «К со жалению, мне пора» (Волчёк 1998: 322);

Голову девушка не должна поднимать слишком высоко, не стоит ее слишком опускать и глядеть исподлобья (Волчёк 1998: 344).

Кроме того, в энциклопедиях для девочек в главах, посвященных этикету, описываются не только правила поведения, принятые для девушек, но и то, как должен вести себя воспитанный молодой человек, что можно считать косвен ным указанием на положительные и отрицательные качества мужчин:

Условившись о встрече с девушкой в кафе, парень должен быть на месте несколько раньше, чтобы успеть найти свободный столик;

Парню не подобает оглядываться вслед проходящим мимо девушкам, особенно если он разделяет общество другой девушки;

Каждый из членов семьи обязан целовать мать, выходя утром из дому (Волчёк 1998: 310-328).

Отметим, что ничего подобного указаниям на допустимое и приветствуе мое поведение противоположного пола в книгах для мальчиков мы не встрети ли. Более того, для того чтобы стать настоящим джентльменом, мальчику дос таточно соблюдать элементарные общепризнанные правила хорошего тона, су дя по примерам, приводимым в «Энциклопедии для мальчиков» (подавать де вочке руку, уступать место старшим в транспорте).

Главы о здоровье и о том, как поддерживать свое тело в отличной форме, присутствуют в книгах для обоих полов. В каждой из них есть главы, посвя щенные пагубным привычкам, таким, как наркотики, табакокурение, алкоголь.

В «Современной энциклопедии для мальчиков» в этом же ряду находилась ин формация о заикании и о методах борьбы с ним. При сравнении глав со схожим содержанием в книгах для мальчиков и девочек мы увидели, что понятие вреда, наносимого наркотиками, алкоголем и табакокурением объясняется девочкам на жизненных примерах (истории из биографии известных личностей, рассказы о сверстницах читательниц, пострадавших от той или иной привычки (Иванова 1999: 239-247), а мальчикам – на основе энциклопедических знаний: Героин вводится внутривенно или путем вдыхания через носовую полость, вызывает зависимость, эффект – состояние мнимого благополучия (Петров 1998: 117).

То есть мы видим, что в изложении одного и того же материала авторы ориен тируются в первом случае на сильно развитое у девочек, согласно стереотипу, абстрактное мышление, а во втором – на конкретное мышление с умением де лать логические выводы, стереотипно более развитое у мальчиков.

Акцент на развитии физической силы как одной из основополагающих мужских черт делается почти во всех энциклопедиях для мальчиков. Результат постоянных занятий спортом – утренней гимнастикой, плаванием, теннисом, катанием на лыжах, ездой на велосипеде и т.д. – поможет стать выносливым, терпеливым, смелым, быстрым, находчивым, развить чувство ориентировки, ловкости, закалить организм (Петров, 1998: 168). Много внимания уделено в «Новой энциклопедии для мальчиков» утренней зарядке и различным видам борьбы и самообороны (Сурженко 2006). При этом мотивация занятий борьбой – извечное стремление парней быть сильными, бесстрашными и непобедимыми (Сурженко 2006: 32). Часто (17 раз) в этих главах встречается слово победи тель, демонстрирующее стремление представителей мужского пола вступать в различного рода военные действия, состязания и соревнования, основанные на физическом превосходстве. Возможность вступления в физическую борьбу – драку – в энциклопедиях для мальчиков преподносится как нечто нежелатель ное, но вполне естественное: Представь себе ситуацию, когда тебе нужно просто подраться – выйти «раз на раз» (Сурженко 2006: 40);

Итак, экстрема льная ситуация. Если ты все-таки понял, что тебя сейчас будут бить, не па никуй – иногда этого не избежать (Сурженко 2006: 48).

В одной из энциклопедий раздел, посвященный правильному питанию, имеет название «Как стать плейбоем». Авторы не упоминают первоначальное значение слова плейбой (в переводе с англ. – мужчина, имеющий непродолжи тельные отношения со многими женщинами), зато подчеркивают, что это пред ставитель сильного пола, который у всех вызывает восторг и является просто гармонично развитой личностью. В качестве примеров приводятся гипермуску листые образцы американской культуры – Арнольд Шварценеггер, Сильвестр Сталлоне и Стивен Сигал [Бурейчак, 2008: интернет-ресурс]. Глава «Этот здо ровый Шварценеггер» в «Новой энциклопедии для мальчиков» начинается с фразы: Наверное, тебе хочется достигнуть комплексной цели: ты хочешь стать мускулистым парнем, крошить в руках стаканы и поставить школьный рекорд в жиме от груди. А может быть, хочется иметь красивую «накачан ную» фигуру, с которой не стыдно будет выйти на пляж и покрасоваться пе ред девчонками (Сурженко 2006: 51).

Девочек же убеждают в пользе занятий спортом, главным образом, тем, что без спорта их фигура может превратиться в пончик или вялое мягкое те сто. Тонкая талия – результат кропотливого труда. Если пока ты можешь себе позволить съесть лишний пирожок безнаказанно, то с течением времени каждую булочку придется отработать, иначе результат будет плачевным (Иванова 1999: 290). Эталон женской фигуры – стройной, с тонкой талией и от сутствием лишнего веса – подается как пресуппозиция даже аудитории, кото рую справедливо можно считать крайне юной и далекой от необходимости принимать чрезвычайные меры для изменения собственной физической формы.

К стандарту красоты относится также и стройная фигура. А что же де лать, если твоя фигура далека от идеала? Валики жира на животе и бедрах не добавляют привлекательности, ноги с «апельсиновой коркой» стыдно оголить в мини-юбке, второй подбородок прибавляет к твоему возрасту еще лет пять шесть. Ты еще совсем молоденькая, а носишь пятидесятый размер одежды, и парни обходят тебя стороной, – так начинается глава о зарядке и поддержании себя в форме в «Новой энциклопедии для девочек» (Клечковская 2005: 41). Ка кими бы ни были стандарты красоты, всегда и во все времена ценилась тонкая талия. Даже если она у тебя заплыла «колбасками» и кажется безнадежной, у тебя есть все шансы сузить ее до желаемого размера (Клечковская 2005: 43).

Жарким летом так приятно надеть майку на бретельках-макаронинах или платье с открытой спиной. Но для этого руки должны выглядеть на «все сто». Недопустимы «ушки», висящие у подмышек (Клечковская 2005: 45).

Один из стандартных рецептов достижения красивой фигуры в энцикло педиях для девочек – диета: Безусловно, кроме физических упражнений, необ ходима диета (Клечковская 2005: 42). Аксиоматичность высказывания достига ется автором с помощью использования высокоэкспрессивных лексических средств, таких, как слова: безусловно, необходима.

Рецепты самих диет тоже присутствуют в текстах энциклопедий. Но в бо льшинстве своем это советы, как уменьшить аппетит: Ешь только тогда, когда действительно проголодаешься, а не от скуки. Признаки голода – головная боль или головокружение, беспричинная раздражительность, «слюнки текут», урчит живот. Если хочешь побороть голод, отвлекись. Позвони подруге, выйди прогуляться, займись уборкой в комнате, почисти зубы, наконец. Если чувст вуешь упадок сил, не спеши подкрепляться едой. Иногда достаточно просто отдохнуть (Клечковская 2005: 46).

Как в энциклопедиях для девочек, так и в книгах для мальчиков есть гла вы, посвященные выбору своего стиля. Уход за собственной внешностью и за бота о здоровье – одна из самых проблематичных тем энциклопедий для маль чиков и благодатных – для девочек. Чрезмерная забота о внешности традици онно ассоциируется с чисто женским поведением, поэтому авторам энциклопе дий для мальчиков важно не перейти грань и объяснить мальчику, «как за со бой ухаживать и при этом не стать чистюлей» [Бурейчак 2008: интернет ресурс]. В данном вопросе подобные пособия поддерживают стереотип о том, что уход за собой не входит в круг мужских приоритетов, но в то же время и разрушают его: Если ты заботишься о своей внешности. люди будут от носиться к тебе с симпатией, будут называть милым и очаровательным чело веком (Бурейчак 2008: интернет-ресурс). Неухоженные, запущенные индивиды вызывают отвращение и брезгливость у современных избалованных девушек.

Прочитайте интересные книги о жизни.

Им хочется видеть возле себя не заросшее существо в нечищенной обуви, а ухоженного, чистого, хорошо пахнущего, хорошо одетого молодого человека с приятными манерами (Сурженко 2006: 118). Советы по уходу за собой в боль шинстве энциклопедий для мальчиков ограничиваются описанием процедур бритья и мытья головы, а помощь в выборе стиля одежды ограничивается советом иметь под рукой не только спортивную форму и джинсы, но и деловой костюм.

Энциклопедии для девочек же прямо утверждают: «С самых древних вре мен красота вызывала симпатию и любовь. Внешний вид – это как твоя визитная карточка, поэтому ты должна приложить максимум усилий, чтобы сделать свою “визитную карточку” как можно привлекательней. А это ой как нелегко. Гораздо проще махнуть рукой и быть несовременной и немодной, чем постоянно трудиться над собой» (Волчёк 1998: 257). На примере одной этой цитаты легко убедиться в том, что энциклопедии закладывают в подсознание девочки-подростка сразу три существенных убеждения:

– нельзя понравиться людям, если ты некрасива;

– девочка должна сделать все, чтобы приблизиться к существующему и современному ей стандарту красоты;

– она далека от стандарта красоты, и ей придется приложить множество усилий, чтобы преодолеть эту пропасть.

Советы, связанные со сферой красоты, даются девочкам в большом коли честве и разнообразии во всех проанализированных изданиях – это и экскурсы в мир высокой моды, и советы по макияжу и уходу за собой, и правила личной гигиены, и премудрости стилистов. Советы мальчикам на эту же тему, как уже было сказано выше, зачастую ограничиваются правилами личной гигиены.

Очень подробно рассматривается в книгах для девочек тема выбора оде жды и аксессуаров – причем в основном с точки зрения того, как замаскировать свои недостатки, наличие которых у каждой девушки не обсуждается:

Нет смысла комплексовать, даже если ты вся равномерно покрыта жи рком и твоя фигура выглядит довольно массивной. Тебе подойдут длинные (почти до колена) жакеты, свитера и куртки, которые можно одевать как с брюками, так и с прямой юбкой (Клечковская 2005: 46);

Старайся компенсировать проблемные места в фигуре – если у тебя по лноватые бедра, носи длинные блузки и жакеты, застегнутые до талии, пла тья полуприлегающего силуэта с акцентом на талии, прямые пальто с широ ким воротником, то есть то, что акцентирует внимание на талии и плечах (Клечковская 2005: 46);

Главное правило в одежде – привлекай внимание к наиболее выигрышным местам в своей фигуре, и тогда недостатки будут незаметны, по крайней ме ре, на первый взгляд (Клечковская 2005: 46);

Полноту скрывают купальники с темными боковыми частями, а подчер кивают – все виды бикини (Волчёк 1998: 446).

Таким образом, мы видим, что в главах, связанных с внешним видом, в энциклопедиях для девочек культивируется тема несоответствия каждой деву шки существующему идеалу красоты, но при этом демонстрируется широкий спектр возможностей изменить себя, избавившись от недостатков или скрыв их.

Последствиями применения такого подхода, несомненно, является раннее раз витие и укрепление большого количества комплексов и возникновение твердо го убеждения в том, что жизнь каждой девушки подчинена строгим законам – чтобы добиться внимания мужчин (а это стремление выдвигается на место пер воочередной цели), необходимо много работать над собой, чтобы в итоге мак симально приблизиться к существующему в данный момент времени идеалу красоты. Вся история женской красоты представляет собой историю борьбы за мужчин. Это лотерея – кому-то повезет, и он вытащит счастливый биле тик, а кому-то нет. Игра. И зачастую игра без правил (Клечковская 2005: 14).

При этом обратим внимание на то, что в популярной психологической литера туре для мальчиков нет ни слова о параметрах и внешних данных идеальной девушки, так же, как и о ее внутренних качествах. Таким образом, девочек, на ходящихся в пубертатном периоде, вынуждают прямо или косвенно подгонять себя под стандарт, который вовсе не постулируется для молодых людей как ко нечная цель поиска избранницы, более того – не формулируется вообще.

Еще одна широко представленная в изданиях для обоих полов тема – ув лечения и хобби. Для мальчиков это, как правило, коллекционирование, фотог рафия, техника, автолюбительство, причем стремление каждого мальчика овла деть навыками вождения подается как бесспорное: «Любой мальчишка мечта ет сесть за руль автомобиля. Это, очевидно, заложено в каждом из вас.

Пройдет сколько-то лет, и, возможно, ваша мечта осуществится» (Петров 1998: 167). В изданиях последнего пятилетия широко освещаются темы интер нета, программирования и компьютерных игр.

Для девочек в раздел хобби часто входят такие сферы, как кулинария (ле ксически акцент делается на необходимости девочке уметь готовить и прини мать гостей – «Замечательная хозяйка» (Дёмина 2006: 305), «Ты и кухня – кто кого?» (Клечковская 2006: 206), шитье (глава «Будущим кутюрье» (Дёмина 2006:

379), сфера непознанного (гороскопы, привороты, сонники, гадания и т. д.).

И в «Новой энциклопедии для мальчиков», и в «Новой энциклопедии для девочек» поднимаются проблемы, связанные с процессом социализации. В обе их книгах есть глава, которая называется «Как выжить в школе и чему-то нау читься?» При подробном анализе текстов мы обнаружили, что в обеих энцик лопедиях в этих главах присутствует идентичный текст, но имеющий различ ную концовку. В разделе этой главы, освещающем вопросы отношения с одно классниками и тему лидерства, в обеих энциклопедиях нами был встречен сле дующий текст:

Бывает ли так, что ты лезешь из кожи вон, только бы тебя заметили и оценили одноклассники, а они как будто ослепли и не желают этого видеть?

Давай честно ответим на вопрос: кого ты видишь в своих одноклассниках, ко гда стараешься доказать им свое преимущество перед ними. Врагов? Сопер ников? Конкурентов? Партнеров?

А что если ты не чувствуешь в себе задатков лидера, а твои родители все толкают тебя в спину, стараясь внушить, что если ты не будешь первен ствовать во всем, то ничего в жизни не добьешься?

Далее в «Новой энциклопедии для мальчиков» следует глава с описанием основных характеристик и качеств, присущих лидерам групп, и способы выра батывания в себе этих качеств и возможных путей завоевания власти и уваже ния коллектива. А в «Новой энциклопедии для девочек» мы видим следующий финал: «Не стоит ломать себя. Как бы сильно твои родители хотели видеть тебя всегда на первых местах. Но что уж природой не дано, то не дано. Найди свой путь и следуй ему. Все в твоих руках, и при наличии желания и проявив упор ство, ты обязательно добьешься успеха» (Клечковская 2005: 218).

Мы полагаем, что приведенные нами для сравнения фрагменты, которые описывают одну и ту же социальную ситуацию в интерпретации для мужской и женской аудиторий, ярко демонстрируют стереотипы, согласно которым муж чины и женщины должны занимать положение в обществе, соответствующее своей гендерной принадлежности. Мужчина должен стремиться к тому, чтобы занять лидирующую позицию в любом коллективе независимо от своего жела ния и наличия способностей к этому. Женщина же, при отсутствии склонности к лидерству, должна довольствоваться скромным положением в коллективе.

2.3.4. Дискурс-анализ глав, посвященных взаимоотношениям Анализ показал, что в энциклопедиях для девочек тема межличностных отношений (и в особенности отношений с противоположным полом) занимает ведущее место и охватывает очень широкий спектр вопросов и проблем, начи ная от советов по выстраиванию отношений с соседями по парте и заканчивая довольно подробной информацией о половой жизни, авторы же книг для маль чиков темы такого рода либо не затрагивают вообще (Вакса 2000), либо подают в сдержанно энциклопедичной форме (Петров 1998), либо уделяют им сравни тельно небольшое пространство (19 стр. – Сурженко 2006).

Темы, посвященные тому, как вести себя с противоположным полом, освещены в книгах совершенно по-разному, в зависимости от гендерной при надлежности аудитории, на которую рассчитано издание. Одни и те же темы получают различную интерпретацию. В «Новой энциклопедии для мальчиков»

(Сурженко 2006) и «Новой энциклопедии для девочек» (Клечковская 2005) есть главы «Девушки – что это за существа?» и «Любовь в твоей жизни» соответст венно. Определения первой любви, встречающиеся в обеих книгах, кардиналь но различаются:

Если тебе действительно нравится кто-то и ты хочешь узнать о ней как можно больше, можно считать, что ты испытываешь влюбленность (Сурженко 2006: 227).

Ты не сможешь пропустить приход любви – она тебе этого не позволит.

Ты почувствуешь ее, как первый лучик весеннего солнца на своей щеке, как за пах травы, только-только вылезшей из-под снега, как журчание ручья и звон капели. Она войдет в твое сердце и согреет его теплом и радостью. Ты узна ешь ее. (Клечковская 2005: 311).

В энциклопедии для девочек мы снова видим активное использование ху дожественного стиля речи, отягощенного массивными описаниями. Энцикло педия для мальчиков демонстрирует сухой, сдержанный стиль подачи даже той информации, которая напрямую связана с чувственной стороной. Из этого мо жно сделать вывод, что мальчиков с детства учат быть сдержанными в тех воп росах, которые касаются чувств и эмоций, а девочек с детства учат активно пользоваться образным мышлением.

Источник: http://www.libed.ru/knigi-nauka/477535-3-gendernie-stereotipi-diskursnie-sredstva-formirovaniya-reprezentacii-kommunikativnom-povedenii-podrostkov.php

Комментарии запрещены.